Данная выставка есть кураторский эксперимент, который отходит от привычной концепции выставки как набора художественных работ, иллюстрирующих какую-то тему. «Место встречи» не следует иллюстративной логике. Способ ее создания скорее напоминает вязание, для которого выбираются разноцветные и разнотекстурные нитки, в конечном итоге сплетающиеся в единое полотно. Полотно, которое, парадоксальным образом, есть одновременно и цельным (так как держится одним связанным куском) и пористым (так как между соединительными петлями присутствуют незаполненные пробелы и паузы в вязаной текстуре – моменты выхода в иные тематические, эмоциональные и методологические площади).
 
Нитка первая, тематическая: социальность.
 
Как нам научиться быть частью социального организма? Для того, чтобы стать частью социума, то есть сферы публичной, необходимо выйти из сферы приватной. Но куда конкретно попадают жители украинских городов, переступив порог своего дома-ракушки, в котором они прячутся от внешнего мира? Где в современном украинском обществе остались места и возможности для осознания себя интегральной частью группы? Где мы имеем возможность присутствовать как социум – не как друзья или родственники, а как общественное тело, которому принадлежит этот дом, эта улица, этот город, эта страна? Мы чаще всего сталкиваемся с другими в торговом центре, в кинотеатре, на стадионе, на концерте – в местах потребления материальной и спектакулярной культуры, но ощущаем ли мы себя при этом частью социума, чье мнение, воля, эмоциональный и интеллектуальный опыт значимы? 
 
Данная выставка в Изоляции создает место встречи, куда посетители приглашаются не столько для очередного потребления интеллектуального или материального продукта, сколько для возможности пребывания вместе и осознания себя частью целого, которое совместно созерцает, слушает и проникается.
 
Нитка вторая, методологическая: научное и художественное сознание
 
Вязаные петли выставки состоят из работ, балансирующих на грани научно-технологического и художественного сознания. Такое слияние науки, технологии и искусства отнюдь не является сопоставлением несопоставимого как часто представляется обыденной мыслью, приписывающей логичную рациональность научной сфере и хаотичную эмоциональность сфере художественной. Ученые и художники имеют сходную методологию мышления, обходящую языковое конструирование мира. Конечно, язык необходим для описания научного эксперимента или художественной работы. Но язык часто излишен и даже опасен для непосредственного создания науки или искусства, так как язык кодирует определенные идеологические конструкции, определенный взгляд на мир, ограничивающий восприятие. Язык не невинен – он заставляет людей мыслить заданными концепциями. Язык – как лошадиная упряжь, что направляет бег наших мыслей в определенное русло, создавая общий фундамент, необходимый для взаимопонимания, но одновременно ограничивая и сужая наше сознание. Ученые и художники оперируют не только и не столько вербальным, сколько пространственным мышлением, интуицией, эмоциональными прозрениями и интеллектуальной проницательностью нелингвистического характера. Тем самым, они создают возможные пространства вне существующего идеологического поля, выводя человечество на иные уровни восприятия и осознания мира.
 
Нитка третья, формальная: свет и звук как скульптурные элементы
 
Скульптура – это способ художественного «ощупывания» трехмерного пространства и активизации этого архитектурного пространства, то есть выявления его объема, понимание его параметров и, что самое интересное, понимание параметров нашего собственного тела по отношению к внешним линиям пересечения. Скульптура, таким образом, становится «мерной линейкой», с помощью которой мы можем подумать о физической составляющей нас самих. В данной выставке свет и звук служат именно такими скульптурно-инсталляционными элементами, которые конструируют новое архитектурное пространство и активизируют его.
 
Таким образом, все три нитки связываются в определенный узор: архитектурно-скульптурное пространство создает место, в котором возможно присутствие и проявление социального тела. Свет и звук служат мостом между научно-техническим экспериментаторством и искусством, комбинация которых продуцирует необычную, непредсказуемую локацию – пространство невозможно-возможное, утопическое, которое также имеет потенциал указать нам на вектор вероятных социальных изменений. Если мы можем сконструировать иное место иной эстетики, это также означает, что мы способны помыслить, создать и практиковать радикально другое общество – общество будущего.