Лысенко: Я родился в Донецке

Про Ирак и Донбасс, упадок Минобороны, возрождение украинского войска и ежедневные потери ВСУ говорит спикер Администрации Президента по вопросам АТО, военный журналист Андрей Лысенко

На встречу полковник пришел в гражданском. Белая рубашка и классические брюки. «Ничего страшного, что я не в форме?» — спросил он. «Ничего. Мы будем говорить не о работе. А о Вас», сообщает «Громадське радіо»

Вы родом из Донецка?

Я родился в Донецке. Там остался мой дядя и двоюродный брат.

Вы знаете, что там сейчас происходит с вашим домом?

Знаю. Так он и остался участочек. Наши соседи, у которых разбили жилье, попросились пожить в нашем доме, мы позволили.

Почему вы пошли военным путем? В частности это военная журналистика.

Сначала я служил два года срочную службу в морской части пограничных войск, имел еще третий год отслужить, но решил поступать в военное Львовское высшее политическое училище, мне сказали, что у меня шансов нет. Они думали, что я еду до Львова не поступать, а отпуск себе организовать или домой съездить... И сказали, что «если ты такой хитрый, то будешь служить свой год...» (подошли к карте, показали пальцем на Дальний Восток) в морском «стройбате».

То есть Ирак был не собственный выбор, а вас туда отправили?

Просто в пресс-службе все по очереди куда-то ехали, очередь пришла ко мне, и я не имел права отказать.

Вы поехали в качестве военного журналиста?

Да, я окончил училище по двум специальностям — военная журналистика и культурно-просветительская работа.

Вы приехали в Ирак в 2003 году. Это было до операции США по захвату Хусейна (иракский диктатор, президент Ирака (1979-2003), ред.) или позже?

Как раз там все было в самом разгаре. Наш 19-й РХБЗ батальон стоял в Кувейте на то время, и когда было принято решение Верховной Радой о направлении нашей бригады в Республике Ирак, то я был в первом составе этой бригады (5 июня 2003 года Верховная Рада Украины ратифицировала указ президента об участии украинских войск в миротворческой миссии в Ираке. Против голосовали лишь фракции коммунистов и социалистов, — ред.). Потом мы переместились в Эль-Кут и разбили там лагерь, выполняли боевые задачи.

Почему вы перестали писать сейчас?

Сейчас я тоже пишу, но не для того, чтобы печатать в газетах. Это аналитические записки, советы, чтобы было понятно — это информационные операции.

Кому были нужны репортажи из Ирака? На какого читателя вы рассчитывали?

Я и мой товарищ Рустам Корсовецкий мы были в составе пресс-центра. Мы поставили себе цель — каждый день писать, как наши военные выполняют задачи в Ираке. Был создан отдельный веб-сайт под названием «Миротворческий контингент в Республике Ирак». Те климатические условия действительно уникальны: днем +50, ночью температура падала до +42...+44. Мы тогда пользовались обыкновенными дискетами, в операционный блок попадали частицы настолько мелкой пыли, что они сразу выводили ту дискету из строя. Мы делали из фольги или пакетов боксы, чтобы можно было сразу туда положить дискету. Интернета не было, каждый день с конвоем мы отправились в Вавилон и передавали информацию в Украину. Позже возможности увеличились.

На фоне украинской армии 2003 года, каким по подготовке был сегмент миротворческой миссии?

Как раз тогда мы столкнулись с такой задачей как «Civil-military co-operation» (гражданско-военное сотрудничество, ред). Наши ребята (инженеры, юристы) должны помогать иракскому населению, руководству. Также мы принимали участие по захвату Саддама Хусейна, много было выездов, но американцы уже при нас его приняли, и после этого мы уже работали над гражданскими объектами, строили водопроводы, башни для электропередач. Некоторые люди впервые увидели, что такое электричество, потому что у них все было на керосине. Из Багдада мы завозили литературу для школ, медикаменты в больницы.

Параленьно ребята несли службу с патрулирования на блокпостах. Помню, когда у нас был бой в Эль-Куте. Приехали несколько грузовиков с боевиками, и там мы понесли первые потери, когда с 5-8 метров парня в порту застрелили из гранатомета. Это был первый серьезный бой, но ребята, которые ни разу не участвовали в боевых действиях, вспомнили все, что учили на полигонах в Украине, и действовали по-боевому. (Эта зарубежная военная операция является самой масштабной за всю историю независимой Украины, в ней приняли участие 1690 военнослужащих, 18 из которых погибли и свыше 40 получили ранения).

Служба длилась 13 месяцев и несколько дней, постоянно напряженная работа, фактически не было выходных. Когда это происходит на автомате, то накапливается усталость, особенно морально-психологическая. Люди нуждались в  капелланах. Поляки, с которыми мы были в одном лагере, имели своего капеллана, и он приходил к нашим ребятам, говорил с ними. Поэтому я предложил, чтобы во время формирования следующей 6-й бригады в состав были включены представители духовенства. Это было что-то новое, такого еще не было в истории ВСУ. Второе мое пожелание — чтобы на базе нашей бригады выходила хотя бы дивизионная газета.

Вы сказали, что принимали участие в операциях против Хусейна. Можете рассказать хотя бы об одной?

Надо представить, что там были очень большие расстоянии между местами дислокации подразделений, скоординировать работу было трудно. Была как раз операция по захвату Саддама Хусейна, нам дали задание перекрыть возможные пути, где бы он мог продвигаться со своими боевиками. Мы выходили в те районы, делали засады, ждали, после двух-трех недель работы американцы его таки нашли и операцию свернули. А все остальное время мы занимались инфраструктурой, пограничным контролем, а также наши ребята тренировали местную полицию и местные отряды «самообороны». Украинский контингент единственный, кто тогда подготовил полноценную иракскую бригаду.

Сколько вам платили?

1126 долларов в месяц.

Вы собственно видели, насколько «бушевская» Америка серьезно взялась за это задание. Для начала этого вторжения, Джорджу Бушу надо было понять, что Ирак закупает эти алюминиевые палочки, наращивается ядерный потенциал. Это был сигнал, что «время действовать». Если перенести это на нынешнюю ситуацию в Украине. Не считает теперь «обамовская» Америка, что это слишком мелочно, чтобы бросать свои силы для помощи? Они могут помогать учениями и деньгами, но не больше.

Я бы не сказал, что это мелочно. Это очень большая геополитическая игра. Мы должны понимать, что на сегодняшний день есть две супер-державы, которые косвенно влияют на события в регионе. Это США и Россия — обе страны, которые имеют мощный ядерный потенциал. Но российское высшее руководство очень обеспокоено тем, что много демократических преобразований произошло в Евросоюзе. После того, как в ряды НАТО вступила Польша, следующей по логике должна бы быть Украина. И Украина много делала для того, чтобы выполнить ту дорожную карту, которую надо выполнить для членства в НАТО. Тем, что Россия пошла в наступление, она отсрочила этот срок вступления Украины.

Вы сказали, что Украина была близка к НАТО. Когда?

Мы были очень близки, особенно Министерство обороны Украины. Когда Анатолий Степанович Гриценко был министром обороны, он приложил немало усилий, чтобы наша армия перестраивалась и соответствовала стандартам НАТО. Мы принимали участие во многих миротворческих операциях, программа была нацелена на то, чтобы готовить военных к боевым действиям. Силы специальных операций это же не новинка была, он запустил эту систему, он организовал управление Сил спецопераций. После того, как его заменили другие министры обороны, все это было закрыто и все пустили насмарку. Это был единственный министр обороны, при котором было введено наибольшее количество жилья для военных. Он был рекордсменом в этом и до сегодняшнего дня его никто не превзошел.

Сейчас мы снова поднялись, у нас высокая «выучка» войск, много средств и средств, чтобы подготовить наши войска, вырабатывается очень много вооружений, много научных работ. Уверенность дает новое вооружение, а не то, что у нас оставалось с 60-70-х годов...

Ну собственно с ним мы и начинали воевать. И сколько процентов нового вооружения уже на передовой?

Я не готов сказать, потому что идет только третий год. По большому счету, можно было бы это делать и днями, и ночами, но такой задачи, я так понял, нашим конструкторам не поставили. По крайней мере конструкторы говорят, что им не хватает денег для того, чтобы запуститься. Даже КБ «Луч» (конструкторское бюро, ред.) сказали, что могут сделать такие же Javelin (американский переносной противотанковый ракетный комплекс ред), но дайте нам задачу.

По Вашему мнению, Украина сможет производить в ближайшее время?

Сразу не соглашусь, что мы ничего не можем сделать с ПВО (противовоздушная оборона ред.). У нас в середине 2000-х годов уже было заложено многофункциональную ракету морского, наземного и воздушного базирования. Она прекрасно справлялась бы и с воздушными целями. Когда пришли другие министры, как я сказал, то с 2007 года уже не было даже попыток сделать что-то новое. Очень сильно было урезано финансирование для разработчиков новой техники. Она разрабатывалась исключительно на зарубежный рынок. Это были выставки, на которые оружейники выставляли, образцы, которые имели бы превосходить своим тактико-техническим данным зарубежные образцы, но они должны быть намного дешевле, чем зарубежная оружие. Это был просто бизнес. Благодаря тому, что люди занимались этим бизнесом, у них остались промышленные возможности, и они могут производить оружие, которая нам нужна. На международном рынке ценится именно то оружие, которое уже себя зарекомендовала себя в боях. И очень быстро такие образцы раскупаются.

Почему называют «гибридная война»? Потому что задействованы средства и возможности: работает дипломатический фронт, политический, экономический (санкции) и информационный. Все это и является гибридной силой, которая может влиять. И наша задача — продолжить влияние на РФ с помощью наших международных партнеров.

Возможно, все эти фронты и действовали бы в каком-то другом случае. Но мы говорим про Россию и Владимира Путина.

Россия — это не какие-то люди, которые прилетели с луны. У них есть сердце, глаза, руки и все остальное. Если продолжить давить, это может повлиять на действия высшего руководства. У нас есть информация, что в РФ сейчас очень много усилий уделяется именно работе с населением, ФСБ постоянно кого-то вызывает, контролирует. Скоро выборы, Путин должен что-то сделать конкретное. Он не может отказаться от своих действий, ибо он агрессор, не может кардинально что-то изменить. Ему должны что-то конкретное предложить, чтобы он и не вышел с лицом победителя, а хотя бы дать ему возможность принять какое-то решение, чтобы и российский народ не разорвал, и вернуть все обратно. То есть сейчас все думают над тем, как ему создать такие условия.

Чем занимается отдел Администрации Президента по вопросам АТО кроме ежедневных сводок по потерям?

В нашем департаменте как раз совпадает вся информация, которая касается зоны проведения АТО, все данные из всех силовых структур. Мы делаем аналитику, даем рекомендации тем же силовым структурам, в частности по работе с местным населением. До наших выступлений народ узнавал информацию от волонтеров, от местных жителей или солдат из окопов, от журналистов. Была масса информации, которая друг другу противоречила.

У меня пафосное вопрос. Когда озвучиваешь цифры раненых и погибших в первый и во второй раз... И когда выходишь в сотый или двухсотый, или превращается это на статистику? Лично для Вас?

Я знал многих людей, которые уже не вернутся. Для меня каждая цифра — это не цифра, а человек. У нас есть фамилии и имя, кто были эти люди. Мы не озвучиваем их на брифинге, поскольку семьи выступали против. Были случаи, когда семья узнавала о гибели своего сына из телевизора или Facebook. И было принято решение, сначала информировать родителей.

А кто это делает?

Военные органы управления, к которым он имел отношение. Это делают военкоматы, к ним поступает эта информация, они информируют по месту жительства родителей и они же помогают при погребении ребят.

Во время последней поездки в АТО я спрашивала ребят, действительно ли они хотят слышать эти цифры, и какие эмоции эта информация у них вызывает, они мне ответили, что солдаты к потерям привыкли, и что им нужны честные цифры погибших. Это первое. А второй вопрос в обеспечении. Ребята стоят на передовой голые и «без глаз» (приборы ночного видения, ред.), я как журналист не могу об этом не писать. Но как об этом писать, если я могу навредить этой информацией самим ребятам. Нас читают не только друзья, но и враги.

Если есть потребность в каких-то средствах, командир должен написать рапорт для того, чтобы было обеспечение. Понятно, что нет ничего идеального, понятно, что, может, их и нет или не закупили, а они нужны на вчера. Журналисты могут написать на руководство того же Генерального штаба или Министерства обороны и повлиять на это.

То есть Вы советуете перед тем, как публиковать материал, обратиться к военному руководству?

Так. Часто бывает, что после обращения, проблема решается и потребность в публикации этого материала отпадает.

А если не отпадает? Если обеспечение не улучшилось?

Очень много рычагов влияния на военное руководство. Для этого есть и народные депутаты, и ветераны АТО. Все заведенные на правительство, оно выдает деньги, которые утверждает Верховная Рада. Народный депутат из профильного комитета сделает один звонок на военного руководителя до начальника штаба, замминистра тому подобное.

Журналисты не решают проблем, а только их поднимают и озвучивают.

Я еще хочу кое-что объяснить по потерям. Мы даем цифры, которые связаны именно с боевыми действиями. Есть небоевые потери (самострелы, пьяные драки, ДТП и т. п), но их озвучивает военная прокуратура. Она проводит расследования, возбуждаются дела. Это тоже люди, они тоже не вернутся с фронта, но мы не можем говорить о них...
Автор
( 0 оценок )
Актуальность
( 0 оценок )
Изложение
( 0 оценок )

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Основной принцип - «посетил - отпишись». 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

 Комментарии предназначены для общения и обсуждения , а также для выяснения интересующих вопросов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама, заявления, связанные с деятельностью компании.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Автор
0/12
Актуальность
0/12
Изложение
0/12
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать