Волонтер: "Пусть Захарченко к нам приходит, только чтобы мертвым стопроцентно"

Кто может стоять за громким убийством боевика Михаила Толстых ("Гиви")? Кому и зачем понадобилась смерть очередного "лидера" псевдореспублик на Донбассе?  Есть ли связь между устранением Гиви и возможной грядущей эскалацией боев на востоке нашей страны?

Об этом ONLINE.UA расспросил известного волонтера Романа Доника, которого известие об убийстве Гиви застало в зоне АТО — в секторе "Мариуполь".

— Роман, как считаете, смерть Гиви — это чьих рук дело? Это внутренние разборки, ФСБ или, возможно, наша ДРГ?

— Нет, я думаю, однозначно это внутренние разборки. Точнее, даже не разборки. В любом случае, их будут всех кончать. Я думаю, что это один из вариантов, которые сейчас прорабатываются в Кремле для того, чтобы легализовать ту сторону. Сейчас наиболее одиозных таких (боевиков ДНР-ЛНР, — ONLINE.UA) — их поубирают, неважно, в принципе, чьими руками: ФСБ ли, или будут использовать внутренние конфликты, потому что, в принципе, они между собой все очень крепко конфликтуют. Их сейчас просто поубивают — тех, которых мы все знаем. Поубивают тех, кто воевал, тех, кто над пленными издевался. Словом, тех, кто, так или иначе, засвечен.

А потом нам представят каких-то "белых и пушистых", чисто как политическое решение, которые якобы будут готовы с нами мириться, жить хорошо и так далее. Я думаю, именно такой вариант будет дальше развиваться, для того, чтобы легализовать всю эту шоблу.

И, как я понимаю, не только в глазах украинцев, но и в глазах мирового сообщества?

— Безусловно! Понимаете... Есть военный конфликт. Есть участие России. И есть люди, которые там засветились. И, кроме того, что они у нас на слуху как боевики, — пусть толку от них и немного, тот же Гиви — истеричка такая бегала там постоянно, — но будет еще ряд зачисток в отношении тех людей, которые смогут дать какие-то показания. Об участии России (в войне на Донбассе, — ONLINE.UA). Поэтому, в любом случае, поле будет зачищаться. Потому что нет там той "махновщины", которая раньше была, в самом начале, когда они могли и друг друга пострелять, и из артиллерии обстрелять, и еще чего-то. И Гиви знал. Он же вывозил куда-то семью, пытался куда-то уехать сам. Если это действительно он.

— Что вы имеете в виду?

— Остается какая-то вероятность того, что это просто подстава какая-то. Или просто подбросили труп какой-то, или еще чего-то.

Ну да. Судя по тем фотографиям, которые начали появляться, там от тела мало что осталось... Если, конечно, эти фото — не фейк.

— Да. Та же судьба ждет всех, кто причастен, так или иначе. Потому что все люди, которые на слуху, они, в любом случае, общались с российской стороной. Их инструктировали. Инструктировали, какую им модель поведения надо принимать, как им надо выглядеть... Это ж все не просто так. Потому что те же Гиви и Моторола — они появлялись всегда там, где что-то намечалось. Они не столько военачальниками были, сколько такими медийными персонажами для той стороны. Но, в любом случае, они контактировали. И несут много информации о взаимодействии с россиянами. А самый простой способ спрятать свидетеля — его убить. Это дешево, надежно и, вообще, без хлопот. И никогда он не "выстрелит" — ни через три, ни через пять, ни через пятнадцать лет — никогда! Пусть Захарченко к нам приходит, только чтобы мертвым стопроцентно/

— Получается, тот энтузиазм, воодушевление и радость, с которыми большинство граждан нашей страны восприняли эту новость — несколько преждевременны? Потому что ничего хорошего эти смерти нам не предвещают?

— Опять-таки — что хорошего? Нельзя говорить, хорошо это или плохо. В принципе, рано или поздно мы эту войну закончим. Мы закончим ее победой. Другой вопрос — на каких условиях эта победа будет. Нам же, по-хорошему, надо не просто занять оккупированную территорию. Нам же надо всю эту гадость повыковыривать, дотянуться до горла всех тех, кто в этом принимал участие. Потому что там масса людей, о которых мы ничего не знаем — но они там сидят. Там же у них работают типа "министерства", у них там работают типа "судьи". У них квазигосударственная структура. Эти люди, по большому счету, причинили куда больше вреда. Те судьи, которые сейчас выносят какие-то решения, приговоры по украинцам, которых выкрали, или те судьи, которые по отжатому имуществу — они тоже преступники! Просто мы об этом ничего не знаем. И ликвидации, которые мы видим в последнее время — нам сейчас бросят десять-пятнадцать шкурок, и все, больше там, мол, врагов нет. На самом деле, их там — дохренища! И поэтому нам нужна не просто победа в том понимании, чтобы занять территорию — нам надо дотянуться до каждого горла вот этих людей, которые предали Украину! А радость — она почему возникает? Потому что оно (боевик Гиви, — ONLINE.UA) — гнида. И это абсолютно нормально — радоваться его уничтожению. Мы же помним эти ролики, где он над нашими пленными издевался, где погон срезал, где флаг резал и заставлял есть, еще что-то. Так что радость — это абсолютно нормально. Это понятно, почему мы радуемся, когда негодяя разорвало на куски. Это нормальное человеческое чувство. Но вот радоваться глобально тому, что происходит... Нас ведь именно в это и хотят заставить поверить, что сейчас вот — Гиви, потом следующий — Захарченко, потом — Ходаковский или еще кто-то, и все. Раз — и все. Вот, нате вам! А, на самом деле, нам надо свой отсчет вести — всех, кто был замешан. И всех их наказать.

— Эта череда смертей, наверное, должна была бы вызвать какую-то панику, смуту среди так называемых "ополченцев"?

— Она и есть. Более того, она началась сразу после того, как Моторолу в лифте приговорили. Тот же Гиви то ли сам выезжал в Приднестровье, то ли семью вывозил. Потому что взорвать лифт — это было непросто. А сейчас еще страшнее. Но, по большому счету, у них выбора нет. По любому найдется у них кто-то, кто заявит, что это либо украинская ДРГ, либо еще что-то. Но я в это слабо верю, честно говоря. Да и в местные разборки тоже не сильно верится.

— Собственно, уже заявили. Захарченко в день смерти Гиви поспешил обвинить во всем украинскую ДРГ... 

- Ну, конечно!

— Да. И сказал, что он и его соратники придут к нам "даже мертвыми".

— Конечно, а как же? Пусть приходят, Господи. Только чтобы мертвыми стопроцентно.

Мы сейчас наблюдаем историю с "мором" среди медийных персонажей так называемых "республик". С другой стороны, еще совсем недавно мы переживали из-за существенного обострения боевых действий на Донбассе — на многих направлениях. Стало ли сейчас тише на востоке? И есть ли у вас основания считать, что в ближайшее время активные обстрелы могут возобновиться?

— Я не могу сказать, что все прямо затихло. Есть определенное снижение интенсивности обстрелов. Но понимаете, в чем дело? Любое обострение вызвано решением какой-то задачи. Насколько решена та или иная задача? Я подозреваю, что она вообще никак не решена. Потому что у нас ни тактически — ни с населенными пунктами, ни с опорниками — ничего не произошло, ни стратегически, в переговорном процессе. Поэтому стихийных таких вспышек, что кто-то просто проснулся в плохом настроении и по всему фронту устроил обострение — такого не бывает. Сейчас в Крымском достаточно серьезно обстреливают. В Широкино тоже дубасят. И я не думаю, что сейчас будет какое-то затишье.

— В информационном поле много говорилось в последние дни об Авдеевке и куда меньше — о том же Широкино. Вы там были — расскажите, что происходит сейчас в секторе "Мариуполь"?

— В Широкино все работает. И ствольная артиллерия работает. В один из ближайших дней вообще два пакета "Града" пришло. Так что там тоже не так все просто. Работают и ствольная, и реактивная артиллерия, и минометы постоянно. Стрелкотню вообще уже никто в расчет не берет. Во вторник в 93-й бригаде на Крымском — то же самое. Несколько часов обстреливали. Поэтому сказать, что что-то где-то затихло, я не могу. Что-то идет, какая-то перегруппировка идет, что-то они делают. И пошли слухи, что они сейчас забирают этих... У них же есть своя типа военная академия, что-то там непонятное — и что якобы они из них формируют подразделение. Преподавателей — на офицерские должности... Короче, создадут костяк офицерский, управление какое-то или бригады, или полка. Так что, может быть, к чему-то и готовятся. Потому что еще месяц — и все это растает. И ни о каких активных действиях речь идти не будет уже. Пока грунт промерзлый — вот сейчас, в принципе, что-то и может быть. А потом, когда начнется межсезонье, опять все будет перманентно подвешено.

А перемещение техники, увеличение количества личного состава указывает на то, что они к этому готовятся? Кроме того, о чем вы говорите, кроме академии?

— Я знаю, что заходило несколько российских колонн. Заходили, в основном, заправщики и тентованные грузовики. Скорее всего, личный состав. Потому что оружие, танчики или еще чего-то они тащат по железке, и здесь я не могу сказать ничего. Но что-то они тянут. Как и чего — сложно сказать. Потому что у них периодически тоже то танк загорится, то еще что-то, так что у них потери есть.

— Говорят, что когда работают россияне — это очень сильно ощущается...

— Это безусловно!

— Сейчас ребята ощущают, что работают россияне?

— В принципе, да. Потому что так, как ствольная артиллерия работала в Широкино — по крайней мере, там, где мы были, — то там очень четко. Работало два орудия, и они именно "двоечки" кладут... То есть — да! Видно. И стволы хорошие. Допустим, пять раз по два, то есть два орудия стреляют пять раз. Со смещением с точки прицеливания — они пытаются что-то найти, нащупать. И вот эти вот две дырки (от выстрела, — ONLINE.UA) — они, в принципе, на одинаковом расстоянии друг от друга так и идут, эти двойки. Это слаженный расчет — и довольно-таки профессиональный.

— Как настроение у наших ребят?

— Хорошее. Нормальное настроение. Третий год войны уже. Мы были у морской пехоты — у них нормальное настроение. Они все рвутся в бой. Просто погода чуть-чуть, но это — такое. Если нам тяжело, то и им тяжело. Все с пониманием к этому относятся.

— Чем мы можем помочь им сейчас?

— Сейчас перепады температуры. Поэтому мы стараемся переключиться на средства, которые обогревают — термогрелки, бензиновые грелки. И на средства от простуды. Теплые вещи, те же носки, именно хорошие трекинговые носки или термоноски — они тоже лишними не будут. Как и термобелье или хороший флис. Очень промозгло, очень сыро. Пока мы были там, четыре дня вообще лил дождь, сейчас опять морозы пошли... А ребята в земле живут... Медикаменты, оптика, бинокли — это тоже, в принципе нужно. По берцам у них более-менее нормально. Другой вопрос, что те берцы, которые выдает Министерство обороны, — реально их нет возможности просушить. Их же нельзя сушить возле печки. А по-другому они не высыхают. Потому что я был, допустим, в своих ботинках — я вот им завидовал. За голенища понабирал грязи, а она жидкая и противная. У них вроде как нормально. Но когда несколько дней ты в них ходишь — оно все равно набирает влагу.

— Правильно ли я понимаю, что у вас не очень оптимистичный настрой по поводу дальнейшего развития событий — в ближайшее время?

— Почему? У меня оптимистичный настрой. Вообще-то, я считаю, что рано или поздно, но обострение будет. Другой вопрос — насколько мы к нему готовы. Все эти Минские соглашения, все режимы тишины, это, в принципе, использовалось для того, чтобы нарастить силы. Военные очень любят два слова: "наростити" и "потужніше". "Мы наращиваем и становимся мощнее". И, в принципе, это удается. И по оружию, и по опыту, что самое главное. Мы же тоже с чисто волонтерки переключились уже давно и ездим как инструкторская группа по крупнокалиберным пулеметам. И разница есть. Нам есть, с чем сравнивать. Поэтому я не думаю, что все так пессимистично. И даже если будет какое-то обострение — в принципе, все регулируемо и все контролируется. Мы много ездим и часто видим по дороге много передвижений, перемещений. Это красиво. По сравнению с 2014 годом, когда 50% техники не доходило из пункта А в пункт Б, а стояло вдоль обочин, разбросано — то сейчас просто прет колонна, новые КрАЗы, то это — да, это хорошо.

Кто может стоять за громким убийством боевика Михаила Толстых ("Гиви")? Кому и зачем понадобилась смерть очередного "лидера" псевдореспублик на Донбассе? Стоит ли украинцам радоваться череде убийств террористов, и чем для Украины опасны подобные зачистки? Есть ли связь между устранением Гиви и возможной грядущей эскалацией боев на востоке нашей страны? Об этом ONLINE.UA расспросил известного волонтера Романа Доника, которого известие об убийстве Гиви застало в зоне АТО — в секторе "Мариуполь". — Роман, как считаете, смерть Гиви — это чьих рук дело? Это внутренние разборки, ФСБ или, возможно, наша ДРГ? — Нет, я думаю, однозначно это внутренние разборки. Точнее, даже не разборки. В любом случае, их будут всех кончать. Я думаю, что это один из вариантов, которые сейчас прорабатываются в Кремле для того, чтобы легализовать ту сторону. Сейчас наиболее одиозных таких (боевиков ДНР-ЛНР, — ONLINE.UA) — их поубирают, неважно, в принципе, чьими руками: ФСБ ли, или будут использовать внутренние конфликты, потому что, в принципе, они между собой все очень крепко конфликтуют. Их сейчас просто поубивают — тех, которых мы все знаем. Поубивают тех, кто воевал, тех, кто над пленными издевался. Словом, тех, кто, так или иначе, засвечен. А потом нам представят каких-то "белых и пушистых", чисто как политическое решение, которые якобы будут готовы с нами мириться, жить хорошо и так далее. Я думаю, именно такой вариант будет дальше развиваться, для того, чтобы легализовать всю эту шоблу. — И, как я понимаю, не только в глазах украинцев, но и в глазах мирового сообщества? — Безусловно! Понимаете... Есть военный конфликт. Есть участие России. И есть люди, которые там засветились. И, кроме того, что они у нас на слуху как боевики, — пусть толку от них и немного, тот же Гиви — истеричка такая бегала там постоянно, — но будет еще ряд зачисток в отношении тех людей, которые смогут дать какие-то показания. Об участии России (в войне на Донбассе, — ONLINE.UA). Поэтому, в любом случае, поле будет зачищаться. Потому что нет там той "махновщины", которая раньше была, в самом начале, когда они могли и друг друга пострелять, и из артиллерии обстрелять, и еще чего-то. И Гиви знал. Он же вывозил куда-то семью, пытался куда-то уехать сам. Если это действительно он. — Что вы имеете в виду? — Остается какая-то вероятность того, что это просто подстава какая-то. Или просто подбросили труп какой-то, или еще чего-то. — Ну да. Судя по тем фотографиям, которые начали появляться, там от тела мало что осталось... Если, конечно, эти фото — не фейк. — Да. Та же судьба ждет всех, кто причастен, так или иначе. Потому что все люди, которые на слуху, они, в любом случае, общались с российской стороной. Их инструктировали. Инструктировали, какую им модель поведения надо принимать, как им надо выглядеть... Это ж все не просто так. Потому что те же Гиви и Моторола — они появлялись всегда там, где что-то намечалось. Они не столько военачальниками были, сколько такими медийными персонажами для той стороны. Но, в любом случае, они контактировали. И несут много информации о взаимодействии с россиянами. А самый простой способ спрятать свидетеля — его убить. Это дешево, надежно и, вообще, без хлопот. И никогда он не "выстрелит" — ни через три, ни через пять, ни через пятнадцать лет — никогда! Пусть Захарченко к нам приходит, только чтобы мертвым стопроцентно - волонтер Роман Доник (1) Место убийства боевика Гиви. Фото с одного из сепаратистских ресурсов — Получается, тот энтузиазм, воодушевление и радость, с которыми большинство граждан нашей страны восприняли эту новость — несколько преждевременны? Потому что ничего хорошего эти смерти нам не предвещают? — Опять-таки — что хорошего? Нельзя говорить, хорошо это или плохо. В принципе, рано или поздно мы эту войну закончим. Мы закончим ее победой. Другой вопрос — на каких условиях эта победа будет. Нам же, по-хорошему, надо не просто занять оккупированную территорию. Нам же надо всю эту гадость повыковыривать, дотянуться до горла всех тех, кто в этом принимал участие. Потому что там масса людей, о которых мы ничего не знаем — но они там сидят. Там же у них работают типа "министерства", у них там работают типа "судьи". У них квазигосударственная структура. Эти люди, по большому счету, причинили куда больше вреда. Те судьи, которые сейчас выносят какие-то решения, приговоры по украинцам, которых выкрали, или те судьи, которые по отжатому имуществу — они тоже преступники! Просто мы об этом ничего не знаем. И ликвидации, которые мы видим в последнее время — нам сейчас бросят десять-пятнадцать шкурок, и все, больше там, мол, врагов нет. На самом деле, их там — дохренища! И поэтому нам нужна не просто победа в том понимании, чтобы занять территорию — нам надо дотянуться до каждого горла вот этих людей, которые предали Украину! А радость — она почему возникает? Потому что оно (боевик Гиви, — ONLINE.UA) — гнида. И это абсолютно нормально — радоваться его уничтожению. Мы же помним эти ролики, где он над нашими пленными издевался, где погон срезал, где флаг резал и заставлял есть, еще что-то. Так что радость — это абсолютно нормально. Это понятно, почему мы радуемся, когда негодяя разорвало на куски. Это нормальное человеческое чувство. Но вот радоваться глобально тому, что происходит... Нас ведь именно в это и хотят заставить поверить, что сейчас вот — Гиви, потом следующий — Захарченко, потом — Ходаковский или еще кто-то, и все. Раз — и все. Вот, нате вам! А, на самом деле, нам надо свой отсчет вести — всех, кто был замешан. И всех их наказать. — Эта череда смертей, наверное, должна была бы вызвать какую-то панику, смуту среди так называемых "ополченцев"? — Она и есть. Более того, она началась сразу после того, как Моторолу в лифте приговорили. Тот же Гиви то ли сам выезжал в Приднестровье, то ли семью вывозил. Потому что взорвать лифт — это было непросто. А сейчас еще страшнее. Но, по большому счету, у них выбора нет. По любому найдется у них кто-то, кто заявит, что это либо украинская ДРГ, либо еще что-то. Но я в это слабо верю, честно говоря. Да и в местные разборки тоже не сильно верится. — Собственно, уже заявили. Захарченко в день смерти Гиви поспешил обвинить во всем украинскую ДРГ... — Ну, конечно! — Да. И сказал, что он и его соратники придут к нам "даже мертвыми". — Конечно, а как же? Пусть приходят, Господи. Только чтобы мертвыми стопроцентно. — Мы сейчас наблюдаем историю с "мором" среди медийных персонажей так называемых "республик". С другой стороны, еще совсем недавно мы переживали из-за существенного обострения боевых действий на Донбассе — на многих направлениях. Стало ли сейчас тише на востоке? И есть ли у вас основания считать, что в ближайшее время активные обстрелы могут возобновиться? — Я не могу сказать, что все прямо затихло. Есть определенное снижение интенсивности обстрелов. Но понимаете, в чем дело? Любое обострение вызвано решением какой-то задачи. Насколько решена та или иная задача? Я подозреваю, что она вообще никак не решена. Потому что у нас ни тактически — ни с населенными пунктами, ни с опорниками — ничего не произошло, ни стратегически, в переговорном процессе. Поэтому стихийных таких вспышек, что кто-то просто проснулся в плохом настроении и по всему фронту устроил обострение — такого не бывает. Сейчас в Крымском достаточно серьезно обстреливают. В Широкино тоже дубасят. И я не думаю, что сейчас будет какое-то затишье. — В информационном поле много говорилось в последние дни об Авдеевке и куда меньше — о том же Широкино. Вы там были — расскажите, что происходит сейчас в секторе "Мариуполь"? — В Широкино все работает. И ствольная артиллерия работает. В один из ближайших дней вообще два пакета "Града" пришло. Так что там тоже не так все просто. Работают и ствольная, и реактивная артиллерия, и минометы постоянно. Стрелкотню вообще уже никто в расчет не берет. Во вторник в 93-й бригаде на Крымском — то же самое. Несколько часов обстреливали. Поэтому сказать, что что-то где-то затихло, я не могу. Что-то идет, какая-то перегруппировка идет, что-то они делают. И пошли слухи, что они сейчас забирают этих... У них же есть своя типа военная академия, что-то там непонятное — и что якобы они из них формируют подразделение. Преподавателей — на офицерские должности... Короче, создадут костяк офицерский, управление какое-то или бригады, или полка. Так что, может быть, к чему-то и готовятся. Потому что еще месяц — и все это растает. И ни о каких активных действиях речь идти не будет уже. Пока грунт промерзлый — вот сейчас, в принципе, что-то и может быть. А потом, когда начнется межсезонье, опять все будет перманентно подвешено. — А перемещение техники, увеличение количества личного состава указывает на то, что они к этому готовятся? Кроме того, о чем вы говорите, кроме академии? — Я знаю, что заходило несколько российских колонн. Заходили, в основном, заправщики и тентованные грузовики. Скорее всего, личный состав. Потому что оружие, танчики или еще чего-то они тащат по железке, и здесь я не могу сказать ничего. Но что-то они тянут. Как и чего — сложно сказать. Потому что у них периодически тоже то танк загорится, то еще что-то, так что у них потери есть. — Говорят, что когда работают россияне — это очень сильно ощущается... — Это безусловно! — Сейчас ребята ощущают, что работают россияне? — В принципе, да. Потому что так, как ствольная артиллерия работала в Широкино — по крайней мере, там, где мы были, — то там очень четко. Работало два орудия, и они именно "двоечки" кладут... То есть — да! Видно. И стволы хорошие. Допустим, пять раз по два, то есть два орудия стреляют пять раз. Со смещением с точки прицеливания — они пытаются что-то найти, нащупать. И вот эти вот две дырки (от выстрела, — ONLINE.UA) — они, в принципе, на одинаковом расстоянии друг от друга так и идут, эти двойки. Это слаженный расчет — и довольно-таки профессиональный. — Как настроение у наших ребят? — Хорошее. Нормальное настроение. Третий год войны уже. Мы были у морской пехоты — у них нормальное настроение. Они все рвутся в бой. Просто погода чуть-чуть, но это — такое. Если нам тяжело, то и им тяжело. Все с пониманием к этому относятся. — Чем мы можем помочь им сейчас? — Сейчас перепады температуры. Поэтому мы стараемся переключиться на средства, которые обогревают — термогрелки, бензиновые грелки. И на средства от простуды. Теплые вещи, те же носки, именно хорошие трекинговые носки или термоноски — они тоже лишними не будут. Как и термобелье или хороший флис. Очень промозгло, очень сыро. Пока мы были там, четыре дня вообще лил дождь, сейчас опять морозы пошли... А ребята в земле живут... Медикаменты, оптика, бинокли — это тоже, в принципе нужно. По берцам у них более-менее нормально. Другой вопрос, что те берцы, которые выдает Министерство обороны, — реально их нет возможности просушить. Их же нельзя сушить возле печки. А по-другому они не высыхают. Потому что я был, допустим, в своих ботинках — я вот им завидовал. За голенища понабирал грязи, а она жидкая и противная. У них вроде как нормально. Но когда несколько дней ты в них ходишь — оно все равно набирает влагу. — Правильно ли я понимаю, что у вас не очень оптимистичный настрой по поводу дальнейшего развития событий — в ближайшее время? — Почему? У меня оптимистичный настрой. Вообще-то, я считаю, что рано или поздно, но обострение будет. Другой вопрос — насколько мы к нему готовы. Все эти Минские соглашения, все режимы тишины, это, в принципе, использовалось для того, чтобы нарастить силы. Военные очень любят два слова: "наростити" и "потужніше". "Мы наращиваем и становимся мощнее". И, в принципе, это удается. И по оружию, и по опыту, что самое главное. Мы же тоже с чисто волонтерки переключились уже давно и ездим как инструкторская группа по крупнокалиберным пулеметам. И разница есть. Нам есть, с чем сравнивать. Поэтому я не думаю, что все так пессимистично. И даже если будет какое-то обострение — в принципе, все регулируемо и все контролируется. Мы много ездим и часто видим по дороге много передвижений, перемещений. Это красиво. По сравнению с 2014 годом, когда 50% техники не доходило из пункта А в пункт Б, а стояло вдоль обочин, разбросано — то сейчас просто прет колонна, новые КрАЗы, то это — да, это хорошо.
Источник: https://news.online.ua/767458/pust-zaharchenko-k-nam-prihodit-tolko-chtoby-mertvym-stoprotsentno-volonter-roman-donik/
Автор
( 0 оценок )
Актуальность
( 0 оценок )
Изложение
( 0 оценок )

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Основной принцип - «посетил - отпишись». 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

 Комментарии предназначены для общения и обсуждения , а также для выяснения интересующих вопросов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама, заявления, связанные с деятельностью компании.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Автор
0/12
Актуальность
0/12
Изложение
0/12
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать