"Вася, шо ты гонишь?”

Примерно так, пусть и другими словами, в Донецке прокомментировали вышедший из-под пера клерков Минэкономики законопроект “О территориях перспективного развития”.

Виктор Янукович обещал своим донецким соратникам возродить специальные экономические зоны и территории приоритетного развития, однако почему-то всячески уклоняется от того, чтобы восстановить модель преференций, заложенную в Законе “О специальных экономических зонах и специальном режиме инвестиционной деятельности в Донецкой области”. Пишет Зеркало недели

Вместо этого на обсуждение был вынесен упомянутый правительственный проект. “Самое неприятное то, что этот законопроект не учитывает интересы производителя. Мы пришли к выводу, что он не содержит экономических обоснований для привлечения инвестиций… Все наши претензии мы выразили в обращениях к Клюеву, Тигипко и нашему уважаемому Василию Петровичу Цушко”, — пояснил корреспонденту “Зеркала недели” председатель донецкого Совета по СЭЗ, зампред Донецкого облсовета Владимир Ишков. Во время этой беседы на столе у чиновника лежал густо исчерканный карандашом документ от Минэкономики.

Законопроект о ТПР от Цушко предполагает, что инвестиционные проекты могут реализовываться в городах с населением более 50 тысяч человек и только с образованием отдельной СЭЗ под каждый проект. Нижняя планка бюджета инвестпроекта — 10 млн. евро. Напомню, в “донецком” законе 1998 года численность населения не оговаривалась, нижний предел инвестпроекта устанавливался на уровне одного миллиона долларов и позволял вкладывать инвестиции на всей территории, имеющей статус СЭЗ или ТПР. Инвестор получал право беспошлинно ввозить необходимые для реализации проекта товары и оборудование, а также от щедрот государственных на пять лет освобождался от уплаты налога на прибыль (в новом варианте закона предлагаются каникулы на десять лет).

В Донецке указывают на то, что законопроект Минэкономики не позволяет на льготных условиях вкладывать инвестиции в модернизацию работающих предприятий. “ДМЗ, скажем, решил строить стан непрерывной разливки стали или экологически чистую аглофабрику, или что-то еще. Согласно законопроекту нужно оградить эту зону и таможню поставить. Как разъединить одно предприятие? Разделить забором? А вывоз отходов облагать или не облагать налогами? Такая путаница…” — сказал В.Ишков.

По его словам, местные чиновники и эксперты, занимающиеся вопросами привлечения инвестиций, считают правильным восстановить модель 1998 года, пусть и с корректировками.

Позиция по поводу СЭЗ и ТПР стала первым “водоразделом” в нынешней правящей команде едва ли не на следующий день после того, как Виктор Федорович принес присягу. Тем более что именно в Донецке украинская модель специального режима инвестиционной деятельности, по сути, рождалась. Местные ученые вспоминают, что концепция Донецка как “зоны свободного предпринимательства” появилась еще в 1989 году. Первый украинский закон, посвященный этой теме, тоже создавался здесь. И писали его под началом тогдашнего губернатора В.Януковича.

Действующий президент уже второй раз обманывает ожидания своих донецких однопартийцев. Возглавляемый им Кабмин в 2006-м тоже не стал восстанавливать СЭЗ и ТПР.

“Зоны свободного экономического развития, территории приоритетного развития, технопарки… Все свободные ресурсы будем пускать на эти цели”, — обещал в Донецке премьер Николай Азаров, представляя местному “партхозактиву” нового губернатора Анатолия Близнюка. По словам последнего, то же самое говорил и Янукович. “Президент однозначно сказал, что возвратит закон о СЭЗ и ТПР”, — отметил руководитель ОГА, выступая с трибуны.

Тем неожиданнее прозвучало последовавшее вслед за этим заявление Бориса Колесникова. “В прежнем виде СЭЗ и ТПР мы возрождать не будем… Модель СЭЗ сейчас обсуждается правительством и администрацией президента”, — сказал вице-премьер буквально через несколько дней. Надо полагать, законопроект от Минэкономики и есть результат этого обсуждения. Реакция донецких властей на этот документ описана выше.

После высказываний Колесникова и губернатор области заговорил по-другому. “Политика государства в отношении преференций для инвесторов должна быть пересмотрена”, — заявил Анатолий Близнюк, обрушившись на закон-98 с таким же пылом, с каким раньше доказывал его правильность.

Защитники СЭЗ упирают, главным образом, на то, что за пять лет работы этого закона были достигнуты потрясающие экономические результаты. Как известно, к 2002 году и вплоть до конца 2004-го привлечение инвестиций в Донецкую область составляло более миллиарда долларов ежегодно. Эти деньги шли в горно-металлургический комплекс, машиностроение и энергетику. Причем “донецкие” ухитрились сделать получателями частных инвестиций даже государственные угольные шахты. Несколько крупных шахт таким образом убереглись от закрытия, проведя масштабную модернизацию и разработку новых пластов.

За эти пять лет в промышленности было обновлено 4,3% основных фондов, модернизированные производства дали 15% объемов готовой продукции и пятую часть всех налоговых поступлений. Кроме того, в Донецкой области освоили не только переработку природных ресурсов, но и выпуск сложных образцов промышленного оборудования, экспортировавшегося в основном в Россию.

Противники СЭЗ и ТПР по-донецки ссылаются на бюджетные потери, а также на инцидент с печально известной компанией “Возрождение”, которая вместо высоких технологий беспошлинно ввозила в страну “ножки Буша”. Нельзя не упомянуть также, что самым крупным “иностранным” инвестором в экономику Донецкой области стал солнечный Кипр, то есть, по сути, “донецкие” на льготных условиях вкладывали в свои заводы свои же деньги. Собственно, иностранных компаний в регионе работает не так уж много: американский “Каргил” и два крупных производителя стройматериалов — немецкий “Кнауф” и французский “Лафарж”. Бедняга Кнауф, вложивший в строительство гипсокартонного завода 46 млн. евро из 63 запланированных, уже пять лет ходит по судам в поисках справедливости, пытаясь получить хотя бы компенсацию незапланированных расходов (старый закон был рассчитан на 60 лет для СЭЗ и на 30 лет для ТПР).

Кроме того, СЭЗ и ТПР, по сути, не выполнили одну из главных своих задач — развитие малого и среднего бизнеса как формы самозанятости населения. Крупные финансово-промышленные группы самостоятельно “переработали” собственные, по сути, инвестиции, сосредоточив весь необходимый для этого кластер в одних руках.

Теперь те же люди, которые с помощью закона о СЭЗ и ТПР решили проблему легального и льготного ввоза своих капиталов, активно высказываются против этой модели. Ринат Ахметов еще в 2007 году заявил, что его бизнес в преференциях не нуждается (однако в это время на его предприятиях еще продолжалась реализация инвестпроектов в рамках СЭЗ и ТПР). Его протеже — председатель Донецкого облсовета Андрей Шишацкий также советует подходить к этому осторожно. “Любые преференции со временем оборачиваются антидемпинговыми расследованиями”, — пояснил он свою позицию.

В конце апреля на машиностроительном форуме в Донецке отказались от преференций два крупных промышленника — глава концерна “Норд” Валентин Ландик и владелец Новокраматорского машзавода Георгий Скударь. Последний, в частности, заявил, что требовать льгот ему не позволяет партбилет Партии регионов. Мол, из чувства солидарности с товарищами, вынужденными затыкать бюджетные дыры, никакой господдержки просить не будем… ну, кроме кредитной ставки в 3—4%.

Эксперты полагают, что СЭЗ и ТПР образца 1998 года возродить все равно не получится. “С тех пор изменилось законодательное поле. Мы вошли в ВТО, и, как вы помните, Ющенко даже отложил роспуск Рады, чтобы проголосовать за целый пакет из 14 законов, необходимых для вступления. Теперь нужно “вписывать” СЭЗ и ТПР в новое законодательство, эта работа займет два-три месяца”, — уверен заведующий кафедрой международной экономики Донецкого университета Юрий Макогон. К тому же он считает, что события 2005 года показали ненадежность предоставляемых преференций. “Если все это было отменено просто законом о госбюджете, то о каких гарантиях для инвесторов может идти речь? Я горячий сторонник стимулирования инвестиций, но в нынешних условиях это должно делаться по-другому”, — заключил ученый.

Триумфального возрождения СЭЗ и ТПР не случилось, хотя было обещано и ожидалось. Единого мнения в правящей команде по этому поводу нет. Выяснилось это не впервые — каждый раз, когда речь заходит о СЭЗ и ТПР, начинается оживленная дискуссия, если не ожесточенный спор. Складывается впечатление, что участники этих споров стесняются прямо сказать: льготы хороши тогда, когда предоставляются кому надо, а не всем подряд.

Таким образом, внятной концепции привлечения инвестиций в страну у команды “не-демагогов” пока нет. Есть только закон 1998 года — безнадежно устаревший, по мнению многих, и новый законопроект — противоречивый и уязвимый для критики. …

Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

. Пожалуйста, используйте форму отзывов для оценок и рецензий, для вопросов и обсуждений - используйте форму комментариев, а не отзывов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; безосновательные заявления, оскорбляющие деятельность компании и/или ее услуги; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Автор
0/12
Актуальность
0/12
Изложение
0/12
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов. Для оценок и рецензии используйте форму отзывов