Донецк – особая территория, где у покера своя, неповторимая история. Донбасс – это не Украина и не Россия, это как маленькое государство со своими законами, канонами и менталитетом, немного закрытая, замкнутая зона, в которой взаимопонимание людей основывается на незримых связях, особом единении, понятном только самим горожанам и более никому.

Игорный бизнес в Донецке ведет свою историю с довольно старых, еще советских времен, когда в покер играли в так называемых катранах, ресторанных заведениях с не самой идеальной, мягко говоря, репутацией. Слухов о прибрежных «малинах» ходило немало, и, как поговаривают, многие моменты из сюжета знаменитого сериала «Место встречи изменить нельзя» тесно перекликаются с историей подпольного игорного бизнеса послевоенных времен. Завсегдатаями катранов были самые настоящие бандиты, разбитные и вездесущие цыгане, местные «авторитеты». Но с наступлением перестроечных времен золотая эпоха игральных ресторанов угасла.

Первые донецкие казино

Лихие девяностые отметились в истории Донецка появлением первых частных клубов. Сразу после того как государство перестало быть главным собственником заводов-газет-пароходов, в 1991 году в городе открылся официальный игорный дом Zero, пока что первый, но буквально через несколько месяцев за ним стали подтягиваться конкуренты. За неполные два года количество казино в городе выросло в десять раз. Причем, от посетителей не было отбоя, даже существовавшие дома не успевали вместить всех, кто, как выяснилось, прекрасно умел играть в покер или обожал блэкджек и рулетку. Что самое интересное, несмотря на то, что времена были смутные, лихие, игорные бонзы сделали все возможное для того, чтобы «очистить» публику и сохранить идеальную репутацию своих заведений. Им было важно, чтобы в казино приходили безбоязненно, не опасаясь того, что на выходе победителя с миллионом в кармане будут ждать угрюмые братцы в модных тогда адидасовских штанах и кожаных куртках.

21_image_3

В донецких казино отрабатывалось будущее высокого бизнеса: идеально вышколенный сервис, первые ростки маркетинга и стимулирования сбыта. Разыгрывались дорогие машины – недоступные обычному донбасскому населению с точки зрения «честно заработать», но вот честно их выиграть мог абсолютно любой, кто мастерски умел играть в покер. И после первых же розыгрышей, когда счастливые свежеиспеченные автовладельцы вдоволь наплакались от счастья возле своих недавно обретенных «железных коней», идея вирусной эпидемией разлетелась по всему пространству бывшего Союза, долетев даже до московских телевизионных эфирных игрищ, став самой модной фишкой девяностых. Играли в основном в покер. Практичный Донецк принципиально не верил в улыбчивость фортуны, предпочитая делать ставки не на рискованные числа, а на собственные интеллектуальные способности. К тому же, именно покер, в силу своего спортивного акцента, позволял игрокам четко ощущать связь между умением и победой. К тому же, перед глазами у многих стоял яркий пример – уже бывший соотечественник Евгений Качалов успешно эмигрировал в США и сделал шикарную карьеру, став молодым миллионером, слепленным «из ничего». А людей всегда вдохновляли подобные примеры, похожие на историю современной Золушки.

Впрочем, очень быстро появились заведения, ориентированные совсем на другую публику – не ту, которая мечтала заработать с помощью покера, а ту, что уже блистала заработанным и приезжала, чтобы наточить интеллектуальные ножи или просто себя показать. Нувориши девяностых очень любили подобного рода показательные выступления с бриллиантами, лимузинами и соболями в главных ролях. Поэтому воротилы игорного бизнеса моментально подстроились под запросы рынка и предложили особые VIP-условия для солидных господ. К парадным входам подъезжали главные лица города: коммерсанты, чиновники, руководители государственных структур, богатые производственники и даже иностранные инвесторы, прибывшие на осмотр донецких промышленных достопримечательностей. И, что любопытно, на волне подъема игорных заведений начала развиваться «побочная» инфраструктура: отели, рестораны, торговые заведения. Да и налоговые отчисления в городской бюджет были, мягко говоря, немаленькими, поэтому город понемногу обновлялся и преображался. Пока не настала украинская «черная пятница».

День, когда рулетка остановилась

2009 год стал для донецких игорных учреждений роковым. Вышедший на волне всеобщей борьбы с игроманией закон подразумевал закрытие и тотальное истребление всех казино Украины. Естественно, просто так, легко и безболезненно, подобная процедура пройти не могла. Общественной реакцией на любой запрет бизнеса, где вращаются миллиарды, будет звериный оскал, переход в подполье и неустанная образцово-показательная война правоохранительных органов и нелегальных заведений.

311475

Чтобы хоть как-то сгладить возникшее напряжение, власти поразмыслили и пришли к действительно достойному выводу: раз в Донецке настолько активно процветает именно покер, и раз уж исторически сложилась всенародная любовь именно к этой забаве, то ее запрещать не будут. Заведениям, представляющим исключительно карточную игру, разрешили дальнейшее существование с условием перехода в ранг общественно-культурных и спортивных организаций. А вот рулетка остановилась и замерла в тягостном ожидании. На данный момент в городе работают совершенно официально покерные клубы, знаменитый Фламинго, Кадиллак и пара других, не менее эпатажных заведений. А если неофициально… на нескольких закрытых форумах Донецка можно увидеть, что желающие сыграть в рулетку, блэкджек или другие застольные игры, могут обратиться «непосредственно к менеджеру вот этого клуба» и узнать, когда, во сколько и как будет проводиться очередное мероприятие. Просто так попасть на приватные игры невозможно, но, как говорится, если есть желание – препятствия падут.

62.ua

Донецк. Особая игровая территория

Донецк – особая территория, где у покера своя, неповторимая история. Донбасс – это не Украина и не Россия, это как маленькое государство со своими законами, канонами и менталитетом, немного закрытая, замкнутая зона, в которой взаимопонимание людей основывается на незримых связях, особом единении, понятном только самим горожанам и более никому.

Игорный бизнес в Донецке ведет свою историю с довольно старых, еще советских времен, когда в покер играли в так называемых катранах, ресторанных заведениях с не самой идеальной, мягко говоря, репутацией. Слухов о прибрежных «малинах» ходило немало, и, как поговаривают, многие моменты из сюжета знаменитого сериала «Место встречи изменить нельзя» тесно перекликаются с историей подпольного игорного бизнеса послевоенных времен. Завсегдатаями катранов были самые настоящие бандиты, разбитные и вездесущие цыгане, местные «авторитеты». Но с наступлением перестроечных времен золотая эпоха игральных ресторанов угасла.

Первые донецкие казино

Лихие девяностые отметились в истории Донецка появлением первых частных клубов. Сразу после того как государство перестало быть главным собственником заводов-газет-пароходов, в 1991 году в городе открылся официальный игорный дом Zero, пока что первый, но буквально через несколько месяцев за ним стали подтягиваться конкуренты. За неполные два года количество казино в городе выросло в десять раз. Причем, от посетителей не было отбоя, даже существовавшие дома не успевали вместить всех, кто, как выяснилось, прекрасно умел играть в покер или обожал блэкджек и рулетку. Что самое интересное, несмотря на то, что времена были смутные, лихие, игорные бонзы сделали все возможное для того, чтобы «очистить» публику и сохранить идеальную репутацию своих заведений. Им было важно, чтобы в казино приходили безбоязненно, не опасаясь того, что на выходе победителя с миллионом в кармане будут ждать угрюмые братцы в модных тогда адидасовских штанах и кожаных куртках.

В донецких казино отрабатывалось будущее высокого бизнеса: идеально вышколенный сервис, первые ростки маркетинга и стимулирования сбыта. Разыгрывались дорогие машины – недоступные обычному донбасскому населению с точки зрения «честно заработать», но вот честно их выиграть мог абсолютно любой, кто мастерски умел играть в покер. И после первых же розыгрышей, когда счастливые свежеиспеченные автовладельцы вдоволь наплакались от счастья возле своих недавно обретенных «железных коней», идея вирусной эпидемией разлетелась по всему пространству бывшего Союза, долетев даже до московских телевизионных эфирных игрищ, став самой модной фишкой девяностых. Играли в основном в покер. Практичный Донецк принципиально не верил в улыбчивость фортуны, предпочитая делать ставки не на рискованные числа, а на собственные интеллектуальные способности. К тому же, именно покер, в силу своего спортивного акцента, позволял игрокам четко ощущать связь между умением и победой. К тому же, перед глазами у многих стоял яркий пример – уже бывший соотечественник Евгений Качалов успешно эмигрировал в США и сделал шикарную карьеру, став молодым миллионером, слепленным «из ничего». А людей всегда вдохновляли подобные примеры, похожие на историю современной Золушки.

Впрочем, очень быстро появились заведения, ориентированные совсем на другую публику – не ту, которая мечтала заработать с помощью покера, а ту, что уже блистала заработанным и приезжала, чтобы наточить интеллектуальные ножи или просто себя показать. Нувориши девяностых очень любили подобного рода показательные выступления с бриллиантами, лимузинами и соболями в главных ролях. Поэтому воротилы игорного бизнеса моментально подстроились под запросы рынка и предложили особые VIP-условия для солидных господ. К парадным входам подъезжали главные лица города: коммерсанты, чиновники, руководители государственных структур, богатые производственники и даже иностранные инвесторы, прибывшие на осмотр донецких промышленных достопримечательностей. И, что любопытно, на волне подъема игорных заведений начала развиваться «побочная» инфраструктура: отели, рестораны, торговые заведения. Да и налоговые отчисления в городской бюджет были, мягко говоря, немаленькими, поэтому город понемногу обновлялся и преображался. Пока не настала украинская «черная пятница».

День, когда рулетка остановилась

2009 год стал для донецких игорных учреждений роковым. Вышедший на волне всеобщей борьбы с игроманией закон подразумевал закрытие и тотальное истребление всех казино Украины. Естественно, просто так, легко и безболезненно, подобная процедура пройти не могла. Общественной реакцией на любой запрет бизнеса, где вращаются миллиарды, будет звериный оскал, переход в подполье и неустанная образцово-показательная война правоохранительных органов и нелегальных заведений.

Чтобы хоть как-то сгладить возникшее напряжение, власти поразмыслили и пришли к действительно достойному выводу: раз в Донецке настолько активно процветает именно покер, и раз уж исторически сложилась всенародная любовь именно к этой забаве, то ее запрещать не будут. Заведениям, представляющим исключительно карточную игру, разрешили дальнейшее существование с условием перехода в ранг общественно-культурных и спортивных организаций. А вот рулетка остановилась и замерла в тягостном ожидании. На данный момент в городе работают совершенно официально покерные клубы, знаменитый Фламинго, Кадиллак и пара других, не менее эпатажных заведений. А если неофициально… на нескольких закрытых форумах Донецка можно увидеть, что желающие сыграть в рулетку, блэкджек или другие застольные игры, могут обратиться «непосредственно к менеджеру вот этого клуба» и узнать, когда, во сколько и как будет проводиться очередное мероприятие. Просто так попасть на приватные игры невозможно, но, как говорится, если есть желание – препятствия падут.

Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)