В деле “макеевских террористов” судом поставлена точка. Впрочем, при внимательном рассмотрении точка эта больше похожа на большой знак вопроса. Пишет Зеркало недели.

Большой — потому что вопросов, вызванных нестыковками в официальной версии произошедшего, осталось слишком много. Самый главный, конечно, таков: осужденные парни действительно были террористами или их террористами назначили?

Центрально-городской суд Макеевки, отклонив аргументы защиты, отвесил ровно столько, сколько просил обвинитель: Дмитрию Онуфраку — 15 лет, а Антону Волошину — восемь. Кроме того, осужденных обязали возместить ущерб, нанесенный зданию “Макеевуголь” и нескольким другим строениям — всего на 373 тыс. грн. Первого из террористов также обязали выплатить 52 тыс. грн. таксисту Рафаилу Садергинову, ставшему жертвой молодых людей после того, как провалился гешефт со взрывами. Правда, сроки всех этих выплат отодвигаются в достаточно неопределенное будущее, поскольку Дмитрию Онуфраку, помимо солидного срока, присудили также полную конфискацию имущества.

Гражданских истцов, требовавших компенсации от террористов, оказалось много, и аппетиты у них оказались те еще. Приведенные выше суммы — это уже результат “редактуры” суда. В изначальном варианте “Макеевуголь” требовал более 800 тыс. грн., пострадавший таксист — 200 тыс. грн.

Даже родная милиция выставила счет обвиняемым — бойцы правопорядка хотели возместить 13 тыс. грн., потраченных на бензин во время проведения оперативно-разыскных мероприятий по делу о макеевских терактах.

Почему макеевские судьи оказались так непропорционально строги к обоим подельникам? Ответ очевиден: Онуфрак так и не признал свою вину в организации взрывов. До самого конца процесса он отрицал свое участие в теракте. “Я не виноват в терроризме. За это время было столько угроз и побоев. Я вспоминаю слова, которые мне сказали следователи СБУ Косяк и Воропаев: „Мы знаем, что вы не виноваты, но мы все равно вас посадим“. Я понял, что они просто делают свою работу. А я хочу жить, хочу к своей семье, хочу увидеться с дочкой, которая родится через шесть недель. Да, я совершил преступление — напал на таксиста, но я не террорист и не убийца”, — эти слова были сказаны в зале суда 9 августа.

Дмитрий не отказался от них и через месяц, во время последнего заседания по этому делу. На том же настаивал и ранее, в ходе следствия, первых слушаний и растянувшегося на два месяца допроса обвиняемых судом. Даже после вынесения приговора, выходя из зала, успел крикнуть: “Суд был построен по сюжету СБУ! Дальнейшие разбирательства покажут, что я невиновен!”

Антон Волошин, напротив, участие в нападении на таксиста всячески отрицал (мол, просто рядом был и ничего не делал), а вот теракт взял на себя целиком и полностью. Правда, так и осталось невыясненным, случайным ли оказалось совпадение: покладистость и готовность сотрудничать со следствием проявились в нем в тот самый момент, когда Волошин неизвестно где получил травму и до конца процесса мучился с перебитыми пальцами.

Полная версия макеевских терактов в изложении заместителя председателя Центрально-городского суда Дмитрия Еремина выглядит так. Инициатором, вдохновителем и организатором терактов был именно Дмитрий Онуфрак. Того, в свою очередь, вдохновил Джереми Айронс в роли террориста-подрывника Саймона Грубера в третьей части “Крепкого орешка”. Диск с фильмом изъяли при обыске и приобщили к делу как вещественное доказательство.

Взрывное устройство собрано из подручных материалов по инструкциям, скачанным из Интернета. На компьютере Дмитрия Онуфрака обнаружены книги “Как взорвать родную школу”, “Террор в России” и пр. В качестве компонентов взрывчатки использованы безобидные вещества: аммиачная селитра, гидроперит, сухое горючее и средство для снятия лака “Ноготок”, китайский будильник в роли часового механизма одной бомбы и бикфордов шнур в роли бикфордова шнура для второго устройства.

Изначально планировалась серия из пяти взрывов в Донецке и Макеевке, а ставки выкупа постепенно должны были взлететь до 10 млн. евро. Первые два прогремели, как известно, ранним утром 20 января. После чего появилась записка с требованием выкупа, за которым взрывники не явились сами и отказались от идеи послать на место встречи какого-нибудь нанятого по сходной цене бомжа. Страшный переполох. Антитеррористический штаб заседает непрерывно четырнадцать часов. Виктор Янукович срочно прервал визит в Японию, где безуспешно пытался напроситься на императорскую аудиенцию. В Макеевке не протолкнуться от орды генералов и высших руководителей силовых структур. В город введен батальон внутренних войск. “Перехваты” и “Сирены”… Но при этом фотороботы террористов появились на стендах “Их разыскивает…” почти через неделю.

15 февраля Дмитрий Онуфрак и Антон Волошин были задержаны по горячим следам после нападения на таксиста. Рафаил Садергинов сумел скрыться от вооруженных травматическим пистолетом подельников, лишившись 300 грн. дневной выручки. Однако действия главного преступника суд оценил как “покушение на умышленное убийство из корыстных побуждений”. Волошин же за этот эпизод наказания избежал вовсе.

Задержанных забрали к себе следователи СБУ, которым изначально было поручено это дело. Правда, до того чекисты отрабатывали совсем другую версию, связанную с экономическими мотивами преступления — над “Макеевуг­лем” дамокловым мечом висели результаты проверки КРУ, где одних только финансовых нарушений было обнаружено на 1,8 млрд. грн. И контролеры изо всех сил пытались попасть на предприятие и покопаться в бумагах, дабы окончательно уяснить, идет речь о банальном разгильдяйстве или о злоупотреблениях. Тем не менее работники госбезопасности наступили на горло собственной песне и взяли в разработку молодых любителей легкой наживы.

И сразу же всплыла неприятная для силовиков подробность: на допросах выяснилось, что кандидаты в террористы взрывать-то не умеют, и о технике подрывного дела не имеют ни малейшего представления! Однако при этом Антон Волошин продолжал настаивать, что исполнителем теракта был именно он, и никто другой…

Когда наше издание опубликовало эту информацию, на нас обрушился шквал опровержений. Однако чуть позже то же самое заявила Татьяна Волошина. “Он не то чтобы взрывать, он не мог даже спаять чего-нибудь”, — утверждала мать подозреваемого.

В итоге изготовителем взрывчатки в судебном вердикте стал Дмитрий Онуфрак, который, напомним, упорно отрицал всю фабулу обвинения.

Террористов осудили. Дело закрыто. Но вопросы остались. Много вопросов.

Первый. Тот же, который был задан еще в первой статье, вышедшей на следующий день после терактов: почему Валерий Хорошковский вечером 20 января был так уверен, что новых взрывов не будет? Теперь вот следствие утверждает, что все-таки планировались. Однако их действительно не произошло. Глава СБУ отчаянно блефовал или что-то знал? Или заранее предусмотрительно изъял из макеевских магазинов все запасы жидкости для снятия лака “Ноготок”, и тем отсек террористов от запасов стратегического сырья?

Второй. Почему расценки вдруг упали с 10 млн. евро до 4,2? И почему все-таки не последовало новых взрывов?

Третий. Зачем понадобилось изготавливать кустарным методом такие сложные бомбы, да еще и с разным принципом подрыва — одна по часам, вторая обычным шнуром? В городе, где на любом шахтном складе вдосталь готовой к употреблению взрывчатки?

Четвертый. Является ли случайным совпадением тот факт, что в конце июня прогремел еще один взрыв — во дворе дома, где проживает генеральный директор объединения “Макеевуголь” Станислав Толчин? Даже картина разрушений та же: закопченный фасад и вылетевшие стекла, но ни одного серьезного повреждения здания, ни одного пострадавшего? Не слишком много ли за один год случилось событий, в которых повторяются три ключевых слова: “Макеевуголь”, взрыв, Толчин? Причем в тот момент, когда люди, предъявленные общественности в качестве террористов, уже дают показания в суде?

Пятый. Зачем отчаянные амбициозные парни, чей портрет нарисован в обвинительном заключении, вдруг совершили дурацкое, ненужное и грозящее вероятностью “засветиться” нападение на таксиста? Казалось бы, затеяв операцию такого размаха, глупо отвлекаться на всякую ерунду. Не хватало на жидкость для снятия лака “Ноготок”? Каждый в этой жизни, как правило, занимается своим делом. Террористы взрывают во славу своих идей или ради банального, но обязательно восьмизначного выкупа. Гопники и пошедшие по кривой дорожке молодые люди из приличных семей грабят одиноких прохожих и таксистов.

Шестой. На компьютере автора этих строк хранится книга Эрнесто Че Гевары (ага, того самого), которая называется “Партизанская война”. Является ли эта улика неопровержимым доказательством причастности вашего покорного слуги к массовым поджогам домов местной “знати” в городе Часов Яр Донецкой области?

Подоплека макеевских терактов, описанная в судебном приговоре, не выглядит внутренне непротиворечивой. А значит есть некая, отличная от нуля вероятность, что двум молодым парням, и без того набедокурившим, искалечили судьбу ради того, чтобы водить за нос доверчивое население. И вот последний, седьмой вопрос: зачем?

Евгений ШИБАЛОВ





62.ua

Вещественным доказательством в деле “макеевских террористов” стал фильм “Крепкий орешек”

В деле “макеевских террористов” судом поставлена точка. Впрочем, при внимательном рассмотрении точка эта больше похожа на большой знак вопроса. ПишетЗеркало недели.

Большой — потому что вопросов, вызванных нестыковками в официальной версии произошедшего, осталось слишком много. Самый главный, конечно, таков: осужденные парни действительно были террористами или их террористами назначили?

Центрально-городской суд Макеевки, отклонив аргументы защиты, отвесил ровно столько, сколько просил обвинитель: Дмитрию Онуфраку — 15 лет, а Антону Волошину — восемь. Кроме того, осужденных обязали возместить ущерб, нанесенный зданию “Макеевуголь” и нескольким другим строениям — всего на 373 тыс. грн. Первого из террористов также обязали выплатить 52 тыс. грн. таксисту Рафаилу Садергинову, ставшему жертвой молодых людей после того, как провалился гешефт со взрывами. Правда, сроки всех этих выплат отодвигаются в достаточно неопределенное будущее, поскольку Дмитрию Онуфраку, помимо солидного срока, присудили также полную конфискацию имущества.

Гражданских истцов, требовавших компенсации от террористов, оказалось много, и аппетиты у них оказались те еще. Приведенные выше суммы — это уже результат “редактуры” суда. В изначальном варианте “Макеевуголь” требовал более 800 тыс. грн., пострадавший таксист — 200 тыс. грн.

Даже родная милиция выставила счет обвиняемым — бойцы правопорядка хотели возместить 13 тыс. грн., потраченных на бензин во время проведения оперативно-разыскных мероприятий по делу о макеевских терактах.

Почему макеевские судьи оказались так непропорционально строги к обоим подельникам? Ответ очевиден: Онуфрак так и не признал свою вину в организации взрывов. До самого конца процесса он отрицал свое участие в теракте. “Я не виноват в терроризме. За это время было столько угроз и побоев. Я вспоминаю слова, которые мне сказали следователи СБУ Косяк и Воропаев: „Мы знаем, что вы не виноваты, но мы все равно вас посадим“. Я понял, что они просто делают свою работу. А я хочу жить, хочу к своей семье, хочу увидеться с дочкой, которая родится через шесть недель. Да, я совершил преступление — напал на таксиста, но я не террорист и не убийца”, — эти слова были сказаны в зале суда 9 августа.

Дмитрий не отказался от них и через месяц, во время последнего заседания по этому делу. На том же настаивал и ранее, в ходе следствия, первых слушаний и растянувшегося на два месяца допроса обвиняемых судом. Даже после вынесения приговора, выходя из зала, успел крикнуть: “Суд был построен по сюжету СБУ! Дальнейшие разбирательства покажут, что я невиновен!”

Антон Волошин, напротив, участие в нападении на таксиста всячески отрицал (мол, просто рядом был и ничего не делал), а вот теракт взял на себя целиком и полностью. Правда, так и осталось невыясненным, случайным ли оказалось совпадение: покладистость и готовность сотрудничать со следствием проявились в нем в тот самый момент, когда Волошин неизвестно где получил травму и до конца процесса мучился с перебитыми пальцами.

Полная версия макеевских терактов в изложении заместителя председателя Центрально-городского суда Дмитрия Еремина выглядит так. Инициатором, вдохновителем и организатором терактов был именно Дмитрий Онуфрак. Того, в свою очередь, вдохновил Джереми Айронс в роли террориста-подрывника Саймона Грубера в третьей части “Крепкого орешка”. Диск с фильмом изъяли при обыске и приобщили к делу как вещественное доказательство.

Взрывное устройство собрано из подручных материалов по инструкциям, скачанным из Интернета. На компьютере Дмитрия Онуфрака обнаружены книги “Как взорвать родную школу”, “Террор в России” и пр. В качестве компонентов взрывчатки использованы безобидные вещества: аммиачная селитра, гидроперит, сухое горючее и средство для снятия лака “Ноготок”, китайский будильник в роли часового механизма одной бомбы и бикфордов шнур в роли бикфордова шнура для второго устройства.

Изначально планировалась серия из пяти взрывов в Донецке и Макеевке, а ставки выкупа постепенно должны были взлететь до 10 млн. евро. Первые два прогремели, как известно, ранним утром 20 января. После чего появилась записка с требованием выкупа, за которым взрывники не явились сами и отказались от идеи послать на место встречи какого-нибудь нанятого по сходной цене бомжа. Страшный переполох. Антитеррористический штаб заседает непрерывно четырнадцать часов. Виктор Янукович срочно прервал визит в Японию, где безуспешно пытался напроситься на императорскую аудиенцию. В Макеевке не протолкнуться от орды генералов и высших руководителей силовых структур. В город введен батальон внутренних войск. “Перехваты” и “Сирены”… Но при этом фотороботы террористов появились на стендах “Их разыскивает…” почти через неделю.

15 февраля Дмитрий Онуфрак и Антон Волошин были задержаны по горячим следам после нападения на таксиста. Рафаил Садергинов сумел скрыться от вооруженных травматическим пистолетом подельников, лишившись 300 грн. дневной выручки. Однако действия главного преступника суд оценил как “покушение на умышленное убийство из корыстных побуждений”. Волошин же за этот эпизод наказания избежал вовсе.

Задержанных забрали к себе следователи СБУ, которым изначально было поручено это дело. Правда, до того чекисты отрабатывали совсем другую версию, связанную с экономическими мотивами преступления — над “Макеевуг­лем” дамокловым мечом висели результаты проверки КРУ, где одних только финансовых нарушений было обнаружено на 1,8 млрд. грн. И контролеры изо всех сил пытались попасть на предприятие и покопаться в бумагах, дабы окончательно уяснить, идет речь о банальном разгильдяйстве или о злоупотреблениях. Тем не менее работники госбезопасности наступили на горло собственной песне и взяли в разработку молодых любителей легкой наживы.

И сразу же всплыла неприятная для силовиков подробность: на допросах выяснилось, что кандидаты в террористы взрывать-то не умеют, и о технике подрывного дела не имеют ни малейшего представления! Однако при этом Антон Волошин продолжал настаивать, что исполнителем теракта был именно он, и никто другой…

Когда наше издание опубликовало эту информацию, на нас обрушился шквал опровержений. Однако чуть позже то же самое заявила Татьяна Волошина. “Он не то чтобы взрывать, он не мог даже спаять чего-нибудь”, — утверждала мать подозреваемого.

В итоге изготовителем взрывчатки в судебном вердикте стал Дмитрий Онуфрак, который, напомним, упорно отрицал всю фабулу обвинения.

Террористов осудили. Дело закрыто. Но вопросы остались. Много вопросов.

Первый. Тот же, который был задан еще в первой статье, вышедшей на следующий день после терактов: почему Валерий Хорошковский вечером 20 января был так уверен, что новых взрывов не будет? Теперь вот следствие утверждает, что все-таки планировались. Однако их действительно не произошло. Глава СБУ отчаянно блефовал или что-то знал? Или заранее предусмотрительно изъял из макеевских магазинов все запасы жидкости для снятия лака “Ноготок”, и тем отсек террористов от запасов стратегического сырья?

Второй. Почему расценки вдруг упали с 10 млн. евро до 4,2? И почему все-таки не последовало новых взрывов?

Третий. Зачем понадобилось изготавливать кустарным методом такие сложные бомбы, да еще и с разным принципом подрыва — одна по часам, вторая обычным шнуром? В городе, где на любом шахтном складе вдосталь готовой к употреблению взрывчатки?

Четвертый. Является ли случайным совпадением тот факт, что в конце июня прогремел еще один взрыв — во дворе дома, где проживает генеральный директор объединения “Макеевуголь” Станислав Толчин? Даже картина разрушений та же: закопченный фасад и вылетевшие стекла, но ни одного серьезного повреждения здания, ни одного пострадавшего? Не слишком много ли за один год случилось событий, в которых повторяются три ключевых слова: “Макеевуголь”, взрыв, Толчин? Причем в тот момент, когда люди, предъявленные общественности в качестве террористов, уже дают показания в суде?

Пятый. Зачем отчаянные амбициозные парни, чей портрет нарисован в обвинительном заключении, вдруг совершили дурацкое, ненужное и грозящее вероятностью “засветиться” нападение на таксиста? Казалось бы, затеяв операцию такого размаха, глупо отвлекаться на всякую ерунду. Не хватало на жидкость для снятия лака “Ноготок”? Каждый в этой жизни, как правило, занимается своим делом. Террористы взрывают во славу своих идей или ради банального, но обязательно восьмизначного выкупа. Гопники и пошедшие по кривой дорожке молодые люди из приличных семей грабят одиноких прохожих и таксистов.

Шестой. На компьютере автора этих строк хранится книга Эрнесто Че Гевары (ага, того самого), которая называется “Партизанская война”. Является ли эта улика неопровержимым доказательством причастности вашего покорного слуги к массовым поджогам домов местной “знати” в городе Часов Яр Донецкой области?

Подоплека макеевских терактов, описанная в судебном приговоре, не выглядит внутренне непротиворечивой. А значит есть некая, отличная от нуля вероятность, что двум молодым парням, и без того набедокурившим, искалечили судьбу ради того, чтобы водить за нос доверчивое население. И вот последний, седьмой вопрос: зачем?

Евгений ШИБАЛОВ





Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Основной принцип - «посетил - отпишись». 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

 Комментарии предназначены для общения и обсуждения , а также для выяснения интересующих вопросов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; безосновательные заявления, оскорбляющие деятельность компании и/или ее услуги; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Автор
0/12
Актуальность
0/12
Изложение
0/12
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать