Маломуж: Путину дают шанс уйти с Донбасса, консультации уже ведутся

Экс-председатель Службы внешней разведки Украины (в 2005-2010 гг) Николай Маломуж рассказал о новом международном формате урегулирования ситуации на Востоке Украины, который заставит Кремль вывести войска с Донбасса, участниках консультаций по этому вопросу, об имперских амбициях Владимира Путина и том, что может наступить в России после нынешнего президента.

Сообщает "Апостроф".

- Можно ли ожидать, что РФ в перспективе заплатит Украине за восстановление Донбасса (репарации или иной вид финансового возмещения)?

- Надо исходить из реалий – никаких репараций не будет. Сегодня реально говорить о выводе войск Российской Федерации, боевиков с тех территорий, возвращении наших граждан (более полутора миллионов) на территорию, где они проживали, создании предпосылок для возрождения инфраструктуры и, самое главное, экономики. За чей счет? За счет наших корпоративных инвесторов – Японии (я с ними разговаривал, там есть готовность), Южной Кореи, Малайзии, Филиппин, Индонезии, частично Китая, Индии, Саудовской Аравии, ОАЭ, Бразилии, Канады, США, ЕС. Вот наши новые инвесторы для новой экономики, это скачок, который даст новую жизнь. В этом большом процессе это как раз формат для восстановления Донбасса, но за счет международных инвестиций – для этого нам нужна прозрачность власти, эффективная модель экономики. Это те условия, которые сегодня ставит международное сообщество.

- Но для того, чтобы отстроить Донбасс, его надо сначала освободить. Какие механизмы для этого вы сейчас видите?

- В теории ничего не изменится – сейчас мы можем говорить о тактических вопросах в рамках минского процесса. Это обмен пленными, прекращение огня. Путин, согласно минскому процессу, никогда не прекратит контролировать эти территории. Для этого нужны сверхмощные механизмы. Он будет держаться за этот регион, потому что это рычаг влияния на Украину и шантажа стран ЕС и НАТО. Поэтому в этой ситуации нужно говорить параллельно с этим о выстраивании международного сообщества. Как раз относительно этого у меня были консультации и в Вашингтоне месяц назад, и полгода назад в Берлине, Брюсселе и Пекине, при участии канадского, японского и индийского премьеров, то есть стран 19-ки ("Большой двадцатки" без России, - "Апостроф") и еще шести мощных государств. Это как раз тот формат, который позволяет объединить интересы мира и критические проблемы, связанные с Украиной, потому что это детонатор этих вопросов.

Параллельно с минским процессом надо формировать сверхмощный формат и принимать юридически обязывающие документы. В рамках этих документов – отдельная дорожная карта относительно Украины, мы определили 18 пунктов. Под этим форматом мы юридически обязываем Россию как участника принимать решения по конкретным проблемам относительно вывода войск, возвращения территорий, установления контроля (сначала международного) на границе, а тогда уже и нашего, ну а дальше реинтеграция – демилитаризация, восстановление экономики.

Фото: EPA/UPG

Эта программа есть, она пока согласована на неофициальном уровне и сейчас готовится группа высокого уровня со стороны США, ЕС, Китая, Японии, Канады, Индии, то есть мощных гарантов, для того, чтобы сформировать пакет документов для международных договоренностей, а позже эти документы дать России – чтобы она была участником переговоров, но в рамках этих определенных международных правил, такой принцип сработает.

Тогда мы вернем Восток и, соответственно, в этом формате отдельным пакетом будем договариваться по Крыму. Но Путина надо ставить в критические условия, потому что просто так он никогда не согласится на какие-то призывы или угрозы. Он будет как загнанный в угол волк с ядерным оружием, будет огрызаться, спровоцирует масштабные военные операции, если его слишком сильно прижать. Скажу больше – это сформированная большими странами повестка дня, но посыл сделан и России, включая Путина, и он принципиально согласен на такой сценарий. Возможно, мы уже даже в этом году или в следующем будем свидетелями и участниками решения как мировых, так и наших проблем, особенно что касается Востока.

- Какими должны быть эти критические условия, чтобы Россия наконец признала себя стороной конфликта? Ведь как только заходит об этом речь, Москва повторяет, что не является его участником.

- Россия будет признавать себя стороной урегулирования международных глобальных проблем – по сокращению ядерных вооружений, обеспечению безопасности, новому миропорядку. Могут быть еще более болезненные для России санкции (действующие ограничения не так уж допекают – ЕС и США перекрывают России кислород в каких-то отраслях, а вот Китай, Индия, например, получают российские газ и нефть).

Мы же говорим о консолидации стран под единый формат действий. В таком случае у Путина не будет альтернатив, если будут созданы критические финансовые проблемы для него самого и для его "клана", это очень чувствительная тема.

Если говорить в целом, не раскрывая всего, там наработано 18 пунктов, на которые Путин согласится – на то, что он будет участником урегулирования. Ему дается даже шанс – ты не изгой, а участник, но действуй по этим правилам в интересах международной безопасности, Украины и в интересах России. В случае такого сочетания интересов он не будет просто стороной или не стороной конфликта, он будет участником этих больших договоренностей и не будет идентифицироваться только как сторона в нашей ситуации. Он будет ответственен за ряд проблем, в том числе – за выход из Украины.

- То есть в этом году мы имеем шансы увидеть начало урегулирования на Донбассе?

- Я думаю, в этом году начнется этот эффективный переговорный процесс, формирование пакета юридических договоренностей на международном уровне, далее – проведение международного форума, который примет это решение вместе с конкретным механизмом, включительно с дорожной картой по Украине. Думаю, этот год будет очень активным в этом плане. Здесь должна быть позиция президента (если не этого, то нового) относительно формата и повестки с международными партнерами. К сожалению, сегодня наше руководство не работает в таком формате – мы уперлись в минский процесс, который сегодня практически не движется, и настаиваем на этом до бесконечности. А это план Путина. Ему хорошо. Мы вроде пленных и меняем, но конфликт остается, как и контроль России над территориями. Мы не должны идти за Путиным, это бесперспективный процесс на много лет.

Маломуж Донбасс Россия Путин
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать
Комментарии