Четыре года со дня битвы за Иверский монастырь: российские наемники превратили обитель под Донецком в огневую точку

Ровно четыре года назад, 6-я добровольческая рота 93-й бригады пошла в атаку на Иверский монастырь, с которого противник контролировал сообщение между селом Пески и новым терминалом аэропорта, в котором продолжали держаться украинские бойцы. Это был первый бой в их жизни.

Пишет журналист Юрий Бутусов на своей странице в Фейсбук.

"Богдан Дмитрук - командир 6-й роты, а ныне - командир 1-го батальона 93-й бригады: "Провели артподготовку, потом долго телились – потеряли много времени. Но в итоге поделились на две группы. В моей было 4 БМП, и она должна была атаковать в лоб монастырь, который находился на территории аэропорта, а вторая группа объехать его с фланга. Моя БМП шла первая. Но тут куда-то делись танчики.

Четыре года со дня битвы за Иверский монастырь: российские наемники превратили обитель под Донецком в огневую точку, фото-1

Они дошли с нами до вышки управления полетом и красно-белого у#бана, пожарной части, она была слева от вышки. Между этими объектами мы и пошли вперед. Продвинулись где-то на километр, уперлись в ров, завязали бой. Когда погасили огневые точки, я начал "очковать", потому что вторая группа должна прийти с фланга, а ее нет. А танки так и остались сзади, вероятно, это была "новая украинская тактика" – когда легкая бронетехника п#здует вперед, а танки стоят и курят в стороне. Радиостанций у нас было аж две на две группы. И пока моя была еще заряжена, я пытался выйти на связь со второй группой. Уже вечерело. Мы переправились через ров - зашли на средину территории монастыря. И первые вести от той группы получили, когда некоторые наши бойцы оттуда добрались до нас. Они притащили с собой Диму Фурдика, Фикса, которого по ходу этой "пьесы" мы потеряли. Я закрыл ему глаза. Оставил себе его пулемет.

Четыре года со дня битвы за Иверский монастырь: российские наемники превратили обитель под Донецком в огневую точку, фото-2

Мы продолжали работать по сепарам, погасили их ЗУшку. Позже выяснилось, что вторую группу грузины начали десантировать возле вышки управления полетами, на тот момент там каждый сантиметр был пристрелян - их накрыли плотным минометным огнем. За бой получилось 24 раненых, двое убитых. Один из них грузин - доброволец-инструктор. А в моей группе, которая атаковала в лоб, было трое раненых.

В общем, нам удалось борзо проскочить, но сепары очухались и начали отрабатывать по БМП, которая шла последней. Повезло, что мы уже проехали возле посадки с ними - и они начали стрелять в задницу. В машине прожгло броню – РПГ попало в бревно самовытаскивания. И одному нашему пехотинцу Александру, позывной Богун, раскаленным металлом брызнуло в лицо. Он еще хорохорился, что сейчас утрусь снегом - и все будет ок. Тогда же ранило и еще одного бойца, Прораба, – ему осколок от мины попал в бедро. На моем командирском БМП где-то на 150-200 снаряде заклинило пушку, а потом и пулемет. Мы погрузили в эту машину Богуна и Прораба и отправили их в тыл, к медикам. Но еще одна машина тоже почти вышла из строя: она ударилась о взлетку, а это 80 см высотой, башня подпрыгнула и не попала назад. В итоге пулемет на ней мог стрелять только поворачиваясь корпусом. То есть у нас работало всего две БМП. Я связался с Микацем, он дал добро работать по 3-4 этажу, и они начали их зачищать. А пехота рассредоточилась по насыпи. Так было до ночи, я сообщил комбригу, что мы во дворе монастыря, и он обещал, что подойдет подкрепление - 40 человек из "Днепра-1". К тому моменту связь держали уже по мобилкам. Не дождавшись подкрепления, мы начали отходить, а патронов почти не осталось, 1-2 магазина.

Кроме того что ночь, еще был туман, и сепары бросали осветительные мины. Наш корректировщик, позывной Клещ, притащил с собой "Шмель". А на крыше монастыря, от которой остались одни стропила, сидел сепареныш и пускал над нами осветительные ракеты. До него было где-то метров 150. Клещ сказал, что сейчас я его сниму – и ему это удалось. Он положил "шмеля" точно над тем сепаром – осветительные мины прекратились.

Но нас начал задрачивать АГС. И тут я решил, что я ж с пулеметом, сейчас его уработаю. Вылез-прицелился. Выстрел – пулемет заклинило. Пока я перезаряжался и по новой прицелился, сзади взорвалось две гранаты. Я получил ранение в живот, в ногу и ягодицу. Скатился с пулеметом и сморознул херню, что, наверное, работает снайпер. Я отказался от обезболивающего - и начал терять сознание. По рассказам пацанов, они затащили меня в БМП. Но пока грузили, по машине сверху прошла еще одна очередь из АГС - и мне в плечо попало несколько осколков".

Иверский монастырь был наблюдательным пунктом и огневой точкой российских наемников. К сожалению, в результате сопротивления противника, плотного обстрела, и проблем взаимодействия между подразделениями, монастырь взять не удалось, хотя наши бойцы вели бой во дворе монастыря. Но закрепиться там уже не было сил. После ранения Дмитрука, оставшиеся бойцы и машины ударной группы были вынуждены отойти. Но благодаря этому бою, в тот день в новый терминал смогли проехать машины для помощи.

Тамаз Сухиашвили и Дмитрий Фурдик отдали в этом бою свои жизни за свободу Украины", - написал Бутусов.

Иверский_монастырь ООС ДАП Бутусов Дмитрук
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать

Комментарии