«Братик» - старлей: Как преподавательница вуза ушла в АТО и стала офицером Пограничной службы

«Братик» - старлей: Как преподавательница вуза ушла в АТО и стала офицером Пограничной службы, Ольга Романова

Начальница пресс-службы Донецкого погранотряда, старший лейтенант Валерия Карпиленко шесть лет назад кардинально изменила свою жизнь. С началом российской агрессии на Донбассе преподавательница вуза в Мариуполе, защитив диссертацию, ушла служить в добровольческий батальон «Азов» - с оружием в руках защищать Украину.

Как происходили перемены, что дает силы молодой девушке жить в режиме фактически военной обстановки и как сегодня проходит служба, учитывая, что КПВВ на линии разграничения закрыты после введения карантина из-за коронавируса, Валерия поделилась с 0642.ua.

- В начале войны, в 2014 году я преподавала журналистику в государственном университете Мариуполя. Когда начался Майдан, захват Крыма и российская агрессия на Донбассе - все эти события буквально захлестнули меня. Было непонятно, пойдут ли в Мариуполе события по такому же сценарию, как в Донецке, где толпы приезжих и пророссийски настроенных граждан захватывали властные структуры, а силовики не оказывали им сопротивления. Когда в мае 2014 года был захвачен мариупольский горсовет, мы вместе со студентами выходили на акции протеста, а вокруг нас были уже совсем не мирные люди.Были нападения, мои товарищи и студенты пострадали физически, был страх, мы не знали, чем это закончится, останется ли Мариуполь под контролем украинской власти. И когда в город пришли добробаты, появилась реальная возможность войти в ряды защитников города уже с оружием в руках. В то время я защитила кандидатскую диссертацию, но мысли о преподавании ушли. Я пошла работать на местный телеканал. С военными волонтерами выезжала на передовую, познакомилась с «азовцами», начала проводить для них лекции. Наше общение закончилось тем, что мне предложили перейти работать в пресс-службу «Азова»…

Главное в добробате было стать своей

Отъезд из дому был чрезвычайно сложным для Валерии. С детства ее воспитывала только бабушка, которой пришлось стать переселенкой из оккупированного Шахтерска. Антонина Гавриловна 43 года проработала учительницей, и переезд из дому к внучке в Мариуполь ей дался нелегко. А тут еще решение Валерии пойти служить в «Азов». Ведь у Антонины Гавриловны было два сына оба военные летчики. Дядя Леры погиб при исполнении обязанностей, папа также рано ушел из жизни... Более того, отец и мать Антонины Гавриловны были разведчиками во время Второй мировой войны. Для бабушки было большим стрессом отпустить внучку в армию.

- Бабушка помнит, как она теряла всех родных, и связано это было с войнами. Так что момент моего отъезда был эмоционально чрезвычайно сложным. Трудным было и начало службы в «Азове». Во-первых, несмотря на то, что в батальоне было очень мало женщин, не имело значения женщина ты или мужчина, главное было показать свою полезность. Естественно, никаких денег мы не получали за свою службу, это добробат. Во-вторых, нужна была причина, по которой ты там находилась, то есть выполнение обязанностей, и в-третьих, конечно, дисциплина.

«Братик» - старлей: Как преподавательница вуза ушла в АТО и стала офицером Пограничной службы, фото-1

Я ощущала, насколько мне хотелось помогать, быть именно в украинском войске, но в то же время, признаюсь, я не особо понимала, что именно мне делать. После гражданской журналистики, преподавательской работы было сложно сориентироваться. В добробате не говорили, где тебе спать, куда идти кушать, то есть сама решаешь все свои вопросы. С моими переживаниями на тот момент и их было не скрыть ребята мне как-то сказали: определяйся - либо ты пребываешь в стрессе и уходишь, либо находишь себя и остаешься. И действительно, этот пинок поставил в голове все на свои места. Через две недели я переквалифицировалась в универсального журналиста. Нужно было не только писать репортажи я научилась фотографировать, снимать, монтировать и писать истории бойцов. Для этого надо было конкретно стать одной из них, стать своей в большой семье. Как только ребята перестали видеть во мне чужого человека, они начали раскрываться, позволять находиться рядом, рассказывать свои истории.

Вначале мне было сложно брать интервью у ребят, которые были ранены и остались с инвалидностью. Я помню первое такое интервью, когда приехали ребята, - кто-то без рук, кто-то без ног, - мне надо с ними говорить, а у меня ступор. Один из парней взял меня под руку и бодро зашагал вперед, мы начали беседу. Этот момент врезался в память…

Тяжелым испытанием при переходе в военную журналистику были для Леры и обстрелы.

- Нигде раньше я не встречала информации, как вести себя во время обстрелов, поэтому были глупые случаи выбегания на линию огня, ошибки, которые реально могли стоить жизни. Я благодарна командирам, которые были рядом и для которых мои ошибки хоть и были стрессом, но они никогда не срывались, не было каких-то оскорблений или унижений. Это реально стоило им больших нервов, а я не сразу осознавала, чем рискую, но они поддерживали, объясняли, и реально стали моей семьей.

Начав службу в добробате рядовым работником пресс-службы, со временем Валерия Карпиленко ее возглавила, занималась исключительно связями с общественностью и взаимодействием с журналистами. Вместе с ней в пресс-службе выполняло обязанности около 20 человек. И в целом пресс-служба считалась отдельным подразделением, которое, как и все другие, вывозили на стрельбы.

- Тренировались с инструкторами. Обязательной была стрельба из пистолетов, автоматов, во время движения, прикрывая товарища. Причем мы постоянно тренировались, неся в руках оружие и журналистскую технику. У нас были полевые выходы с выдвижением на несколько километров, в полном обмундировании. Фотографировали, снимали и часто шутили, что пресс- подразделение проходит гораздо больше километров, чем бойцы, потому что они просто двигаются, а мы вокруг них еще бегаем, снимая и беседуя. Стрельба была обязательной, потому что пресс-офицер должен снимать до последнего момента, но если видит, что потери среди побратимов нужно обязательно брать в руки оружие и становиться боевой единицей…

«Братик» - старлей: Как преподавательница вуза ушла в АТО и стала офицером Пограничной службы, фото-2

С «азовцами» Валерии было легко вокруг мотивированные, идейные люди. По ее словам, в настоящее время они стали не то что бы другими, но более, скажем так, – «военными».А вначале в добробате отношение к человеку зависело исключительно от него самого:если кто-то плохо себя вел, его просто выгоняли, с этим было проще. На вопрос, относились ли к Валерии как представительнице «слабого пола», ответ был однозначен.

- Отношение ко всем было одинаковое. Если мы говорим о гендерном равенстве, то здесь оно было очень явным всем одинаково сложно было проходить лишения службы, но ни с кем не сюсюкались, не делали поблажек. Мне нравилось это отношение: если ты сильна психологически и стараешься физически выполнять свои обязанности — к тебе относятся на равных.

Особенности службы в погранвойсках

В «Азове» Валерия Карпиленко служила с 2015 по 2017 год. В это время ей предложили должность преподавателя в Киеве, и она даже попробовала вернуться в профессию, но почти одновременно появилась вакансия в пресс-службе Донецкого погранотряда, и девушка вернулась домой.

- Выбор был сделан однозначный, я не смогла вернуться преподавать, эта деятельность мне стала казаться скучной. Служба в погранвойсках была для меня новым и интересным делом. Приходилось много общаться, выезжать на контрольные пункты въезда-выезда (КПВВ). Появилась возможность карьерного роста. Если в «Азове» я к этому не стремилась, там была другая мотивация, то здесь карьера стала приятным бонусом к профессии, которая нравится. Опыт службы в добробате был засчитан как опыт военной службы. Полгода я прослужила на сержантском контракте, после чего мне предложили контракт на 5 лет, сразу с присвоением звания лейтенанта, мое образование кандидата наук по социальным коммуникациям соответствовало этой должности. А через год за заслуги мне присвоили очередное звание старшего лейтенанта. Такое поощрение было неожиданно и приятно.

«Братик» - старлей: Как преподавательница вуза ушла в АТО и стала офицером Пограничной службы, фото-3

Рассказывая о службе в погранвойсках, Валерия отмечает, что, конечно же, здесь больше военного устава. Раз в квартал обязательны выезды на полигон со стрельбами, полевые выезды с бойцами. В целом служба в зоне Операции объединенных сил (ООС) также имеет свои особенности.

- Работая в пресс-службе, ты должна быть не просто универсальным специалистом по коммуникациям. К примеру, если выезжаю для съемки на пограничный катер, одновременно несу там службу. Выходишь вместе с нарядом и точно так же участвуешь в задержании нарушителей и т. п. Невозможно в армии быть просто пресс-офицером. Ты должна знать законодательство, все особенности службы, уметь владеть оружием и т. д. Безусловно, служба в зоне ООС имеет свои особенности. Приходиться работать не только с военными, но и с гражданскими лицами. Я часто выезжаю на КПВВ «Гнутово», которое находится в населенном пункте, где до сих пор проживают несколько человек. Когда приезжаешь - видишь, насколько люди привыкли к общению с военными, узнаешь их истории, к военным они относятся как к родным людям, ведь эта территория долгое время была оккупирована. Многим пришлось уехать, а эти остались, помогают друг другу, как родные люди. Спрашиваю у одной женщины: «Почему вы остались?» Отвечает: «Как же я могла уехать, крольчиха-то как раз крольчат родила...» Насколько не хочется задевать их психологически, и без того в стрессе живут. А мы, военные, должны их защищать.

«Братик» - старлей: Как преподавательница вуза ушла в АТО и стала офицером Пограничной службы, фото-4

Вообще много нюансов работы. Когда приезжают журналисты переживаю особый стресс, беспокоясь об их безопасности. Был случай, когда один из журналистов оставил свою камеру, чтобы заснять взрывы ПТУРов после прилета, а потом, когда пошел отсчет, вдруг решил ее забрать схватила его за руку и не отпускала. Или другой случай: боевики сделали схрон оружия в серой зоне, и ты понимаешь, что если что-то случится, за тобой никто не приедет, а ты отвечаешь еще и за журналистов, которые приехали на съемку еще с таким ярким микрофоном. Волнуюсь, чтобы, на растяжку не наступили, а журналисты люди веселые, переживают такие выезды, как приключение, но возможно, это просто защитная реакция, не плакать же.

«Братик» - старлей: Как преподавательница вуза ушла в АТО и стала офицером Пограничной службы, фото-5

Глава пресс-службы Донецкого погранотряда также напомнила, что на данный момент в службе погранотряда с введением карантина есть изменения: в Донецкой и Луганской областях КПВВ закрыты. По словам Валерии, пропуск не осуществляется ни в одну, ни в другую сторону. Однако бывают одиночные случаи, когда граждане прибывают с неподконтрольной территории, то командующий Объединенных сил принимает решение, и таких граждан пропускают.

«Братик» - старлей: Как преподавательница вуза ушла в АТО и стала офицером Пограничной службы, фото-6

О гендерном равенстве среди военных

Валерии повезло военная служба и в «Азове», и в Госпогранслужбе сложилась так, что предвзятого отношения к ней как выбравшей «неженскую» профессию, не было.

- Мне кажется, что и в других профессиях тоже настало время, когда ты либо профессионал, либо нет, или ты человек уравновешенный, или нет. То есть предвзятое отношение, связанное с полом, для меня это дикость. Кстати, в «Азове» меня постоянно называли «братик». Помню, приехали на вокзал, чтобы купить билеты, я отлучилась, а друг мой кричит: «Братик-братик, дай денег!». Гражданские оборачиваются, видят меня, удивляются. Мне такое обращение было очень комфортно. Если в начале службы на меня еще обращали внимание, то когда влилась в коллектив, в тебе уже не видят ни женщину, ни мужчину ты просто член коллектива, становится гораздо легче. Мне кажется, тут совершенно неправильно, если бы женщина позиционировала себя как слабое красивое существо, то есть иное. Мужчине тоже не добавляет очков, если он рассказывает, что он воин, а я нет. С таким я сталкивалась в соцсетях.

«Братик» - старлей: Как преподавательница вуза ушла в АТО и стала офицером Пограничной службы, фото-7

В определенный момент просто осознала, что глупо доказывать, что ты воин.Если, например, я вешу 50 кг, я ничего не сделаю огромному мужику, чтобы я ни делала, если у меня нет пистолета или автомата. Если ты физиологически недостаточно сильна (хотя, конечно, есть женщины довольно сильные), или еще какие-то моменты, ты должна найти свою нишу: если хочешь быть в войске, ты должна быть полезной. В то же время никто не отменял того, что ты должна обязательно научиться владеть оружием. Кем бы ты ни была в войске женщина-повар, медик или экономист, кадровик: мы не знаем, что будет через 10 минут или завтра, или даже если ты работаешь в штабе в мирном городе, возможно, тебе придется брать в руки оружие.Поэтому нужно учиться, уметь.

Ну у меня еще характер такой, сказывается воспитание отца до 13 лет: он учил меня, как защищать себя, быть стрессоустойчивой, военное такое воспитание. Скорее, я могу на кого-то прикрикнуть и лишнее что-то высказать, может, даже несколько грубо. Но в отношении меня такого я не помню. Нет, ну конечно, если были упущения и командир за это поругал, ну так это нормально, и это вовсе не потому, что я - женщина.

А вот в подборе военной формы для Валерии таки проявилась гендерная проблема.

- Ой, подбор формы для меня действительно сложный, это относится, ко всем подразделениям, потому что шьется стандартная форма для мужчин, а я девочка худенькая, приходится ушивать, а девочкам ст телесными объемами поболее еще сложнее перешивать. Даже самые маленькие размеры формы, как правило, мне великоваты. Можно, конечно, ходить как в бушлате, но я же все время перед камерами, эстетический момент. Опять же, размер ноги... Есть, конечно, уставная обувь, которую одеваешь на построение. С бронежилетами хорошоони у нас нового образца и легко подгоняются поднужный размер.

- А форма, есть юбка или только брюки?

-У пограничников полевая форма это только брюки, в виду того, что мы находимся в зоне проведения Операции объединенных сил, у нас и форма полевая брюки, и парадная 5.11 с брюками. Кто служит в других областях, там есть «парадка» с юбкой. То есть заказать можно и с юбкой, но смысла нет, некуда ходить.

- С 8 марта тебя поздравляют?

- В «Азове» не поздравляли, а в погранвойсках поздравляют. Мои коллеги по кабинету принесли мне большой красный кактус в этот день. Я взяла. Наверное, если б как-то иначе поздравляли, то нет, причем у меня ребята своеобразные не особо празднуют, но мам-бабушек поздравляют. Я тоже поддерживаю это как традицию для своей бабушки. Ну не скажу же я ей мы не поздравляем. Отвезла ей букет тюльпанов. Традиции «Азова» в этом вопросе мне больше нравились: они поздравляли с Днем матери и Днем защитника Украины друг друга: неважно, женщина ты или мужчина всем защитникам внимание и почет.

Валерия подчеркивает, что военная служба это не гражданская работа.

- Здесь к тебе обращаются по военному уставу, не просят что-то делать, а приказывают, но это же особенность военной службы, которая либо тебя устраивают, и ты понимаешь, что это нормально, это же не хамство и предвзятое отношение такая военная служба. Для кого-то это может быть дискомфортно, и кстати, как для девочек, так и для мальчиков. Если кто-то думает, что может не выполнить приказ или выполнить его позже, то это все не о военной службе. Мне, к примеру, в начале службы казалось намного странным написать статью, как я понимала тему, а мне говорят не так. И ты не можешь сказать, что я сделаю по-другому. С другой стороны, если служишь не первый год, и командир понимает, что ты профессионал, то он уже к тебе прислушивается. Но нужно понимать твой командир видит больше общую картину, у него в подчинении - не одно подразделение и не нужно с ним спорить, но донести аргументировано свою мысль пожалуйста. К этим аспектам нужно привыкнуть.

В принципе, именно в погранвойсках гендерное равенство хорошо проявляется: у нас служит около 30 процентов женщин. Как для военного формирования это - высокая цифра, при этом женщины находятся на высоких должностях майоры, подполковники, полковники.

«Братик» - старлей: Как преподавательница вуза ушла в АТО и стала офицером Пограничной службы, фото-8

(Все фото предоставлены из личного архива Валерии Карпиленко)

Вообще в должности руководителя пресс-службы я могу дослужиться до подполковника. Но посмотрим: контракт заканчивается через 3 года, возможно продолжу служить, но не исключаю, что вернусь в журналистику. 

Материал создан в рамках проекта «Гендерночувствительное пространство современной журналистики», реализуемого Волынским пресс-клубом в партнерстве с Гендерным центром, Независимой общественной сетью пресс-клубов Украины и при поддержке Украинской медийной программы, финансируемой Агентством США по международному развитию (USAID) и выполняется международной организацией Internews

гендер ООС АТО Азов Карпиленко
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать

Комментарии