• Главная
  • Свидетель утверждает, что под стул Тимошенко подложили тортик с надписью «Привет из Донецка. В следующий раз это может быть и не тортик»
11:11, 15 февраля 2013 г.

Свидетель утверждает, что под стул Тимошенко подложили тортик с надписью «Привет из Донецка. В следующий раз это может быть и не тортик»

Уже через несколько часов продолжится допрос свидетелей по делу об убийстве Евгения Щербаня. Из всех возможных вариантов судебного процесса над Юлией Тимошенко публичный допрос выглядит самым невыгодным для следствия. Это раскрывает тактику следователей и позволяет адвокатам публично демонстрировать неподготовленность свидетелей. Сообщает «Украинская правда».

Единственное преимущество, которое получает следствие от публичного допроса свидетелей – право первой руки на формирование общественного мнения. Помимо этого, форма публичного допроса влияет на показания свидетелей, которые еще не опрошены. Они смогут корректировать свои показания и это, очевидно, может исказить реальные факты.

Но есть и другой аспект. Допрос свидетелей по делу против Юлии Тимошенко проходит накануне саммита Украина-ЕС, который состоится 25 февраля. По информации "Украинской правды", в Брюссель Виктор Янукович может поехать с двумя козырями: неопровержимыми доказательствами виновности Юлии Тимошенко в организации убийства и… освобождением Юрия Луценко.

Тем временем прокуратура и суды активно будут готовить Виктору Януковичу убедительные показания свидетелей о причастности Юлии Тимошенко к организации убийства Евгения Щербаня. Хитрость в том, что на этой стадии у адвокатов нет возможности изложить свою версию событий. Европейские дипломаты получат лишь те факты и показания, которые отобрали для них следователи Генеральной прокуратуры.

Именно в этом ключе и отобраны первые свидетели по делу. Их показания и должны сформировать основную фабулу преступления по версии следствия. Выступление Игоря Марьинкова было лишь первым пробным шаром. В распоряжении "Украинской правды" оказались протоколы допросов второго свидетеля по делу, которые дают полное представление о той версии событий, которую будет отстаивать следствие.

Новый свидетель, в отличие от Марьинкова, не ссылается на слова мертвых фигурантов дела. Он приводит собственные воспоминания и указывает фамилии и имена других лиц, которые могут подтвердить, что Юлия Тимошенко действительно знала организаторов убийства Евгения Щербаня и могла быть причастна к организации убийства.

В частности, упоминаются помощник Павла Лазаренко – Петр Кириченко, опальный российский олигарх Борис Березовский, супруг певицы Ларисы Долиной, а также охранники, горничные и уборщицы…

Итак, знакомьтесь, Сергей Зайцев.

WHO IS MISTER ЗАЙЦЕВ?

Сергей Зайцев – днепропетровский предприниматель и по совместительству родственник Петра Кириченко – того самого помощника Павла Лазаренко, который в свое время дал американской прокуратуре показания против своего шефа.

Покойная супруга Сергея Зайцева – Светлана Новаковская - была родной сестрой Изабеллы Кириченко, жены Петра Кириченко. С 1991 по 1995 года Сергей Зайцев работал генеральным директором компании "Агроснабсбыт", учредителями которой в равной доле были сам Зайцев, его жена, Петр Кириченко и Изабелла Кириченко.

Gо словам Зайцева, в 1992 году Петр Кириченко познакомил его с представителем президента в Днепропетровской области Павлом Лазаренко. Через некоторое время Кириченко, якобы начал упрашивать Зайцева уступить Павлу Лазаренко долю в бизнесе.

"Лазаренко давил на Петра Кириченко с помощью административных рычагов – милиции, налоговой и СБУ. И у нас с женой не осталось другого выхода как последовать совету Кириченко и переписать 50% предприятия на тещу Павла Лазаренка (Екатерину Карову – УП".

Не последнюю роль в принятии такого решения, говорит Зайцев, "сыграло убийство начальника Днепропетровского управления плодово-овощной торговли Валерия Есипова, который был моим другом и был убит по заказу Павла Лазаренко и Петра Кириченко".

Сергей Зайцев с 1993 года был членом "Либеральной партии Украины" Евгения Щербаня. По его словам из-за этого у него даже был конфликт с Павлом Лазаренко, который обвинил его в предательстве и даже взял с того слово, что он выйдет из партии.

В октябре 1995 года Зайцев окончательно рассорился с Павлом Лазаренко. "Он вызвал меня, чтобы посоветоваться, стоит ли ему соглашаться на занятие поста вице-премьер-министра Украины. Я посоветовал соглашаться. При этой же встрече мы поссорились. Ранее мы общались как компаньоны, а в этот день он начал мне указывать, что теперь я  должен срочно переехать с семьей в Киев. И стал разговаривать со мной неприемлемым тоном, поскольку я отказался от выполнения его требования".

ПЬЯНЫЙ РАЗГОВОР С НАРКОМАНОМ КИРИЧЕНКО

Сергей Зайцев допрашивался пять раз. При этом с каждой встречей в его показаниях появлялись новые детали и подробности событий семнадцати-девятнадцати летней давности. К примеру, во время первого допроса следователь задает Зайцеву всего два (!) вопроса: о его биографии и подробностях знакомства с Павлом Лазаренко. После чего свидетель попросил недельный перерыв в связи с плохим самочувствием, а протокол встречи поместился на 1,5 (!) листах.

Последняя встреча Зайцева со свидетелем была изложена уже на 20 листах плотного текста с мельчайшими подробностями, указанием фамилий, дат и цифр. Сам свидетель объясняет это тем, что какие-то моменты он "упустил и не вспомнил" сразу, а некоторые факты "вспомнил после допросов в прокуратуре".

Большая честь показаний Сергея Зайцева изложены со ссылкой на слова Петра Кириченко и редко – на разговоры с Павлом Лазаренко. При этом и к тому, и к другому Зайцев явно испытывает неприязнь, порой переходящую в ненависть.

Кириченко он откровенно называет наркоманом ("Петр Кириченко, и Матрос были наркоманами с многолетним стажем. Также наркоманкой была его жена Изабелла Кириченко, которая проходила курс лечения от наркотиков в Украине"), а экс-премьера описывает как жадного, завистливого и мелочного человека, который ревновал к политическому успеху и финансовому положению Евгения Щербаня.

Ключевой эпизод допросов – беседа Сергея Зайцева с Петром Кириченко на дне рождения своей покойной супруги в американском городе Тибуроне 30 ноября 1998 года. Эту встречу Зайцев описывает трижды, каждый раз дополняя ее новыми деталями и подробностями.

Во время застолья Кириченко предложил ему выйти из дома для разговора. "В тот вечер Петр Кириченко много выпил и поскольку, на тот момент его коммерческой деятельностью занимались правоохранительные органы США, и он чувствовал, что скоро придет момент и его арестуют за совершения преступления вместе с Лазаренко, он решил выговориться".

Разговор начался с того, что Петр Кириченко высказал сожаление, что Зайцев рассорился Павлом Лазаренко и вышел из "Агроснабсбыта", забрав с собой всех сотрудников и разрушив их общий бизнес.  По мнению Зайцева, "Кириченко… жалел, что ему не удалось украсть столько денег, сколько хотелось. Кириченко ревниво относился к тому, что Тимошенко имела большее влияние на Лазаренко, организовала более доходный для себя и более прибыльный чем у Кириченко бизнес",

Зайцев утверждает, что во время беседы Петр Кириченко пытался доказать, что без его помощи Павел Лазаренко уже бы давно пропал, что именно он окружил его нужными людьми и связями, которые решили его проблемы и конфликты.

Среди прочего, Кириченко якобы утверждал, что организовал по указанию Павла Лазаренко убийство Евгения Щербаня, которое "было совершено красиво, на высшем уровне". И если верить, Сергею Зайцеву, толчком к убийству Евгения Щербаня стал неудачный розыгрыш самого Петра Кириченко.

"В СЛЕДУЮЩИЙ РАЗ ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ И НЕ ТОРТИК"

По словам Сергея Зайцева, это странное признанные Кириченко сделал в тот же вечер, продолжая находиться в состоянии алкогольного опьянения.

Свидетель утверждает, что под стул Тимошенко подложили тортик с надписью «Привет из Донецка. В следующий раз это может быть и не тортик», фото-1

 Зайцев утверждает, что Павел Лазаренко и Юлия Тимошенко "однозначно восприняли торт, как прямую угрозу от Евгения Щербаня".

В этот же день Павел Лазаренко позвонил Кириченко, который находился заграницей, рассказал, что Тимошенко угрожают, и попросил срочно вернуться в Днепропетровск. "Для этой цели за Петром Кириченко специально бы отправлен самолет ЯК-40, принадлежащий Юле Тимошенко", - рассказывает Зайцев, ссылаясь на Петра Кириченко.

МАТРОС И БЕРЕЗОВСКИЙ

Судя по всему, эпизод с тортом призван сгладить еще одну нестыковку в деле. Ранее Петр Кириченко в своих показаниях утверждал, что Павел Лазаренко и Александр Мильченко знали об угрозе Юле Тимошенко независимо друг от друга. Откуда об угрозе знал Лазаренко – понятно, от самой Тимошенко. А вот откуда мог знать "Матрос", пока оставалось неизвестным.

Сергей Зайцев утверждает, что именно во время инцидента с тортом Юлия Тимошенко и познакомилась с Александром Мильченко по кличке Матрос.

Как это могло случиться, учитывая, что торт проносили тайно, обходя охрану – свидетель не объясняет и ссылается на слова Кириченко. В то же время Сергей Зайцев выводит на сцену еще как минимум двух свидетелей, которые теоретически могут подтвердить знакомство и общение Юлии Тимошенко с Матросом.

В частности, не исключено, что Генпрокуратура уже получила показания директора днепропетровского "АвтоВаза" некоего Загребельного С.А., который по утверждению Зайцева, познакомил Тимошенко с Мильченко еще в конце 80-х. А в 1996 году, Юлия Тимошенко вместе с Мильченко якобы даже ездили вместе к российскому олигарху Борису Березовскому.

ЛИЧНЫЙ МОТИВ

Объясняя реакцию Павла Лазаренко на угрозы Тимошенко, Сергей Зайцев в своих показаниях неоднократно возвращается к их личным взаимоотношениям. При этом рассказы Петра Кириченко он часто дополняет собственными воспоминаниями.

Помимо этого Сергей Зайцев указывает, что частые встречи Павла Лазаренко и Юлии Тимошенко проходили в "загородном доме, в одном из отелей туристической базы, которая расположена на границе Днепропетрровска" и на территории спортивного комплекса предприятия "Днепромлын". При этом свидетель указывает конкретные имена руководителей этих предприятий и баз, и даже имя личного банщика Павла Лазаренко.

Смысл столь подробного изучения личных взаимоотношений экс-премьера объясняется в ключевом абзаце, где следователям наконец-то удалось сформулировать личный мотив убийства Евгения Щербаня.

ДЕНЬГИ ЗА УБИЙСТВО МОГЛИ БЫТЬ РАССЧЕТОМ ЗА ЗЕРНО

Во время допроса следователь прямо спрашивает у Зайцева, известно ли ему что-либо об оплате убийства Евгения Щербаня. В ответ свидетель рассказывает о своей встрече с Петром Кириченко на концерте "то ли Ларисы Долиной, то ли Олега Газманова" в Сан-Франциско в начале лета 1999 года.

Что интересно, свидетель ни в одном эпизоде не указывает на то, что слова Кириченко касались расплаты именно за убийство. Зато раскрывает другой аспект дела. Оказывается, между Матросом и Кириченко существовал зернотрейдерный бизнес. И денежные перечисления со счетов Павла Лазаренко и Петра Кириченко теоретически могли касаться как убийства так и расчета по сделкам с зерном.

Тем временем защите стоит подготовиться к следующему свидетелю, который вероятно может стать главный козырь Генпрокуратуры – Петр Кириченко. Разница будет только в том, что Кириченко нельзя будет задать вопросы – его допросы, скорее всего, будут продемонстрированы в видеорежиме.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
0,0
Оцените первым
Авторизируйтесь, чтобы оценить
Авторизируйтесь, чтобы оценить
Объявления
live comments feed...