​Игорь Гиркин - реконструкция реконструктора. Часть 1

​Игорь Гиркин - реконструкция реконструктора. Часть 1, Роман Кальмиусский

Бросая в воду камешки, смотри на круги, ими образуемые; иначе такое бросание будет пустою забавою.

Козьма Прутков

Вступление

Почему я взялся за этот материал именно сейчас, после того как посмотрел интервью, взятое Дмитрием Гордоном у Гиркина и опубликованное 18 мая 2020 года? Неужели , спросите вы, тебе больше не на что тратить время? Ведь оба участника этого шоу - личности одиозные. Гиркин — российский террорист, у которого руки по локоть в крови украинских военных, патриотов и мирного населения, а Гордон - «салонный барыга», человек готовый ради удовлетворения собственного тщеславия предоставить трибуну убежденному идеологическому врагу своего государства.

Пишет украинский военный эксперт и писатель Александр Сурков в своем блоге на site.ua.

Итак, почему? Изучением истории активной фазы российско-украинской войны занимаюсь с лета 2015-го.

За это время:

- собрал огромное количество информации из открытых источников и не очень;

- взял и опубликовал многочасовые интервью с генералами и офицерами Украины, которые непосредственно участвовали в боевых действиях и принимали решения , в том числе цикл из 13-ти интервью с начальником штаба АТО генералом Виктором Назаровым «Менеджмент гибридной войны»;

- перелопатил практически все что опубликовано на эту тему в РФ и на оккупированных территориях;

- как издатель и редактор выпустил книги «Хроника гибридной войны» (автор Серж Марко), «Боги гибридной войны» (автор Михаил Жирохов);

- как автор-документалист написал книгу об оперативной составляющей российско-украинской войны, которая готовится к печати в издательстве «КМ-Букс»

- как автор и ведущий программы «Тайны войны» на Пятом канале веду постоянные исследования и встречи с участниками событий.

Это не доска тщеславия, а констатация того факта, что если не считать трех-четырех генералов ВСУ и СБУ и десятка старших офицеров Генштаба в изучении событий лета 2014 года, по крайней мере на сегодня, я продвинулся намного дальше, чем кто бы то ни было из украинских исследователей.

Как человек с военным образованием и, хоть небольшим, но опытом оперативного офицера я смоделировал на карте большую часть боев и состоявшихся операций. Кроме того провел большую работу по изучению незаконных войсковых формирований (НВФ) , действующих на территории Украины с весны 2014 года. Последнее оказалось настоящей terra incognita.

Дело в том, что как выяснилось в Украине, не только гражданское население, но даже политики и подавляющая часть военных вряд ли ответят на вопрос: «А с кем же мы собственно воюем и воевали?».

Такие медиаклише как «сепаратисты» и «российско-оккупационные войска» не в счет. Во-первых, узкотерминологически они не соответствуют истине. Во-вторых, не дают представления о таких вещах как состав, численность, вооружение, обеспечение и управление, без чего невозможно оценить характер боевых действий.

К сожалению именно те, кто должен был заниматься этими вопросами по долгу службы — Главное разведывательное управление Минобороны(ГУР) и Служба внешней разведки СБУ (СВР) в 2014 году оказались некомпетентны и несостоятельны для того чтобы обеспечивать штаб АТО оперативной и, тем более, стратегической информацией.

СВР и ГУР не смогли отследить подготовку протестных акций, формирование на территории Донецкой и Луганской областей многочисленных НВФ, оказались неспособны выяснить маршруты и характер их снабжения из России.

Им не удалось разобраться в том, что же на самом деле происходило на неподконтрольной территории с марта 2014 года. Ведь невзирая на то, что в глазах широкой общественности условные сепаратисты представлялись некоей «монолитной силой зла», российской безвольной марионеткой, на самом деле все было намного сложнее. И такая информация, которой мы обладаем сейчас, будь она вовремя предоставлена политикам и военным, могла бы в корне изменить ход войны.

Все мои исследования показывают, что в период с апреля по октябрь 2014 года, до того как Кремль перешел от скрытого к прямому управлению находящимися на неподконтрольной территории антиправительственными вооруженными группами, «ополчение» представляло собой крайне немонолитный конгломерат, с внутренней военной и политической конкуренцией, борьбой за влияние и ресурсы, разделением контролируемых территорий.

С позиций сегодняшнего дня очень хорошо видно, что обладай штаб АТО в то время достоверной и актуальной информацией о том, например, что у Гиркина с Безлером и Ходаковским крайне «напряженные» отношения, что Мозговой, контролирующий Стахановско-Алчевскую агломерацию, с радостью готов вонзить нож в спину своему номинальному начальнику Плотницкому, что на самом деле российские спецслужбы изначально делали ставку не на Захарченко и Гиркина, а на уже подзабытого Кузьмина с его «шахтерской дивизией», то принятые решения, выбор направления ударов и планирование операций были бы эффективнее на порядок.

Хотя руководители АТО - Виктор Муженко и Виктор Назаров, действуя практически вслепую, очень многие вещи смогли просчитать и предугадать и без ГУР.

Игорь Гиркин представляет в этом плане особый интерес для исследователя. Просто не следует воспринимать его заявления ни как чистую правду, ни как тотальную ложь. Сопоставляя его слова с другими фактами, выстраивая логические цепочки, можно восстанавливать события даже помимо воли пытающегося скрыть истину человека.

Почему меня так заинтересовал именно Гиркин? Дело в том, что он обладает несколькими характеристиками, которые резко выделяют его из ряда прочих «лидеров ополчения».

В первую очередь он был единственным полевым командиром крупного самостоятельного НВФ — гражданином России. И не просто россиянином, но человеком, которого практически ничего не связывало с Украиной..

Во вторых, он - единственный из всего этого «сепаратистского ареопага», кто генерировал хоть какую-то членораздельную идеологию. О его взглядах будет дальше в подробностях.

В-третьих, интересен его статус «полковника ФСБ». Далее я докажу, что Гиркин был не полковником, не агентом Кремля, а классическим самозванцем.

Что касается самого интервью. Невзирая на то, что Дмитрий Гордон как ведущий совершенно не владеет предметом, а все его сведения и тематика задаваемых вопросов почерпнуты из Википедии и публикаций желтой прессы (расшифровка четко показала что подавляющее большинство зачитанных с бумажки сентенций является дословными цитатами из Википедии и аналогичных сомнительных ресурсов уровня «Цензор.нет»), Гиркин рассказал очень много интересных вещей, особенно в области оговорок.

Почему — тоже понятно. Для него интервью с условным «идеологическим противником» проходило вне зоны психологического комфорта, и в тех случаях, когда он сбивался с тезисов годами заученной версии своей одиссеи, он проговаривался. По крайней мере, для тех, кто умеет слышать.

Ниже, опираясь на собственные слова Гиркина, озвученные в этом и других интервью, на описание тех же событий данные руководителями АТО и на определенную инсайдерскую информацию из заслуживающих доверия источников, я попытался реконструировать реальную биографию этого человека, его психопрофиль и фактическое место, которое он занимал в сложной и неоднозначной системе взаимоотношений тех сил, которые были движителями российско-украинской гибридной войны.

Впрочем обо всем по порядку.

1. Школьник, студент, реконструктор — первая психотравма

Все мы родом из детства. Суждения, мировоззрения формируются в это время. Биографичекие данные Гиркина здесь приводятся с целью исследования его психпорофиля, так как у любого человека навязчивые идеи формируются на базе детских и юношеских психотравм. Без понимания в какой среде вырос Гиркин, сложно будет понять, кем и главное почему он является на самом деле.

Происхождение

Игорь Всеволодович Гиркин (по его словам это «не еврейская, а белорусская линия») родился в 1970 году в Москве. «Коренной москвич» - но не потомственный офицер. У поколения родившихся в шестидесятых-семидесятых практически все деды были участниками Второй мировой войны, так что речь о «семейной традиции» не идет, а вот отец Гиркина - гражданский. Служил на северном флоте, судя по всему, срочную службу, «военную карьеру не выбрал».

И вот здесь первый интересный момент. Гиркин, судя по упоминаниям и интонациям, как «офицер в душе» придаёт огромное значение «военным традициям» своей семьи. И в его понимании гражданская карьера отца — досадный факт.

Какие еще моменты важно отметить как существенные? «С детства интересовался историей». На Запад ни разу в жизни не выезжал. До 2014 года из Москвы выбирался не часто, да и то лишь на слеты реконструкторов и в «археологические экспедиции» которые при его хобби могли быть только «поисковыми» - то есть раскопкой останков и, главное оружия. То есть перед нами человек с крайне ограниченным и очень специфическим личным опытом, знакомый с окружающим миром лишь по книгам и общению в ближнем круге.

Интересный момент. «С началом перестройки в 86 году я сказал родителям, что СССР распадется» - заявил в интервью Гиркин. В пророческие слова шестнадцатилетнего книгочея с весьма ограниченным кругозором верится слабо. Важно то, что подобные разговоры в доме велись, а стало быть зерна культивируемого им в себе имиджа «имперского офицера» были заронены еще в семье.

В шестнадцать лет (что неоднократно им же подчеркнуто) Гиркин поступил в историко-архивный институт. Возраст здесь отнюдь не характеристика «вундеркинда», а скорее наоборот. В шесть лет детей отдают в школу как правило амбициозные родители, желающие чтобы дите «скорее повзрослело» - это часто встречалось у москвичей «среднего класса», для которых быстрая карьера и престижный вуз для ребенка часто оказывались главной жизненной целью. Но у этой медали есть и обратная сторона. Первые года три, когда разница в возрасте у детей ощущается очень сильно, такой «шестилетка», очень часто оказывается изгоем. И этот психосоциальный факт не мог не повлиять на формирование личности будущего «спасителя России».

Вторая жизнь

В 1987 году Гиркин поступил в Московский государственный историко-архивный институт. Сейчас трудно уже понять, но в реалиях СССР для молодого человека-москвича это был эпик фейл, равнозначный поступлению в «девчачий» педагогический или «лузерский» торговый.

То есть юноша с историческими мечтаниями, перешедшими чуть позже в амбиции, который все последующие годы жизни посвятил войне, поступает не в военное училище, школу КГБ или на худой конец юрфак, а в откровенно непрестижное учебное заведение. В котором не было, по крайней в то время, военной кафедры после которой он мог получить офицерское звание, и идти служить в армию «двухгодичником»-лейтенантом!

Такое в середине восьмидесятых было возможно только в трех случаях. Я это знаю, потому что сам поступил в военное училище в 1983 году. Либо абитуриент имел настолько низкую успеваемость в школе и такой «слабый» табель, что не мог пройти конкурс (а проходные баллы в гражданские вузы с военной кафедрой были тогда по вполне понятным причинам гораздо выше), либо абитуриент проходил по спискам как «политически неблагонадежный». Либо не мог пройти в военное училище по здоровью.

Кстати, я бы и «национальный» фактор не отметал. Невзирая на все заявления Гиркина — военную и университетскую карьеру ему запросто могла зарубить «еврейская» фамилия и соответствующее происхождение — в СССР до последнего дня существовали негласные но очень жесткие «национальные» квоты на элитное и военное образование.

Поступление во второразрядный вуз у амбициозного молодого москвича не могло не сформировать серьезный внутренний конфликт. Похоже, что именно преодолением комплекса неполноценности и стало его новое увлечение. С 1989 года, то есть со второго-третего курса Гиркин по его словам «увлекается военной реконструкцией и историей Белого движения».

18-19 лет - это тот самый период, когда личность формируется окончательно. Среда исторических реконструкторов, тем более столичных - это особый мир. Закрытый клуб, более всего напоминающий масонскую ложу, где внутрисоцальный статус вымышленного образа человека может разительно отличаться от его места в реальной жизни.

Психологически люди, занимающиеся «вживлением» в некую историческую эпоху, со временем начинают жить двойной жизнью, ассоциируя себя с придуманным альтер-эго. Само же избранное время подсознательно воспринимают как «потерянный рай». С этой точки зрения вполне объяснимо то, как невинное увлечение Гиркина смогло перерасти в идеологию «имперца» и «монархиста».

Помимо стимулирования «раздвоения личности», «параллельной карьеры» и ментального зацикливания на определенном историческом периоде, среда реконструкторов важна для нас тем, что она плотно связана с миром «поисковиков» и рынком антиквариата.

В этом легко убедиться, посетив к примеру ежемесячную антикварную ярмарку, которая проводится в Киеве, где можно приобрести практически все что угодно — от формы «дроздовца» до выкопанного черными археологами оружия.

Неудивительно что питательной средой «идейных добровольцев», приезжавших из РФ в Украину весной и летом 2014 года были именно сообщества реконструкторов и поисковиков.

И еще у реконстукторов есть очень интересная и важная для нас черта. Гражданский человек, привыкший изображать из себя «офицера», очень часто выглядит внешне намного более «военным» чем офицер реальный. Реконструктор годами культивирует внешнюю сторону службы — мундир, поведение, речь. На мой взгляд именно эта внешняя «военная косточка» и выделила Гиркина из общего ряда главарей других НВФ на Донбассе.

Во время учебы Гиркин смог через погружение в реконструкторскую среду примирить свои «офицерские» комплексы и объединить две страсти: военную службу и мечты о «монархии». Однако не до конца. Его все еще грызли изнутри детские психотравмы, требуя совершать поступки, которые дали выход уже сформировавшимся амбициям, наложенным на псевдоисторическое мировоззрение.

Ведь поехать сразу же после выпуска на войну нелегалом — это очень необычный и нестандартный поступок.

2. Доброволец, призывник, контрактник — в погоне за офицерскими звездочками

Итак, двадцатидвухлетний юноша, закончивший непрестижный гражданский вуз, погруженный в мир «белого движения», который ему чудится более реальным, чем окружающая действительность (где ему в лучшем случае светит унылая недиссертабельная карьера архивного служителя) отправляется на войну.

По его же словам, после зашиты диплома 17 июня 1992 года Гиркин, «как человек пассионарный не мог заниматься исследовательским трудом в то сложное время».

Далее — интересный факт, который позволяет сделать далеко идущие выводы.

Снова цитата: «Готовились более двух месяцев с марта. Ехали из Москвы с оружием боеприпасами и снаряжением. Совершенно спокойно проехали от Москвы до Тирасполя».

В 1992 году я сам очень много перемещался на поездах в европейской части СССР. А потому хорошо знаю обстановку тех лет и утверждаю, что даже с учетом того, что в стране был повсеместный бардак, а пограничные и таможенные пункты летом 1992 только начали устанавливаться, безопасно провезти неразборные мосинские винтовки с боеприпасами в пассажирских вагонах было возможно только под прикрытием спецслужб.

Просто запомним этот факт до того раздела, когда будем говорить о связи Гиркина с ФСБ.

Далее перед нами карьера обычного наемника девяностых. Два месяца, с июня по август 1992 года Гиркин воюет в Приднестровье, поменяв несколько подразделений, затем возвращается в Москву. Пробыв дома около трех месяцев едет в Боснию, где тоже пребывает также меньше трех месяцев. Как видим стаж «воина-интернационалиста» у него небольшой. Однако, как показывает опыт, этого вполне достаточно для того чтобы понять, являешься ли ты «человеком войны» или нет. Психика несосостоявшегося архивариуса и «белого офицера» оказалась вполне адаптивной к участию в военных действиях. Кроме того, этого оказалось вполне достаточно, чтобы заполучить нужные связи и стать «авторитетом» в своей московской среде.

Вскоре после двух вояжей, в 1993—1994 годах Гиркина призывают на срочную службу, стрелком роты охраны 190-й ракетной технической базы ПВО в Голицыно. Я сам служил в ПВО до 1993 года, правда, в отличие от Гиркина, офицером и могу сказать, что служба охранником артсклада ничем не отличается от обычной ВОХРы. Странный виток карьеры.

Незаданный Гордоном вопрос. Как и при каких обстоятельствах вы были призваны на срочную службу? Почему если как вы утверждаете «по выпуску могли получить офицерское звание», то отслужили рядовым в небоевой части?

И этот факт запомним до того момента когда начнем говорить о «полковнике ФСБ».

После демобилизации и до начала чеченских войн Гиркин служит в армии на контракте. Получить заветное офицерское звание, которым он так гордится в Крыму и на Донбассе, Гиркин то ли не стремится то ли, скорее всего, просто не может. Сержант в мотострелковой бригаде, разведчик-дальномерщик взвода управления миномётного дивизиона — это очень странные места службы для человека, который участвовал в двух военных кампаниях за границей.

В это же время Гиркин начинает публиковаться в малотиражных изданиях. Сперва с историческими статьями, позже с художественными текстами. Качество его творений таково, что ему приходится печататься за собственный счет. Что дополнительно характеризует уровень нездоровых амбиций.

Далее, по его словам — командировки в Чечню, где вопросов больше, чем ответов. Ведь именно тогда, по его словам, он стал сотрудником ФСБ.

3. Гиркин и ФСБ

В биографии Гиркина с 1996 по 2013 года столько несостыковок, что его «карьера в ФСБ» требует детального рассмотрения.

В 95-м он вернулся из Чечни из первой кампании. Судя по всему, все еще сержантом-контрактником. И далее “внезапно” зачислен на службу в ФСБ.

По его словам, это произошло осенью (по другому интервью в августе) 1996 года. По словам Гиркина, он получил предложение от «бывшего сокурсника, который сотрудничал с конторой со студенческой скамьи». Только вот похоже, что этим мифическим однокашником был он сам.

Не буду нагнетать саспенс и скажу сразу. По моему мнению, Гиркин был завербован в тайные агенты ФСБ еще в институте для работы в среде реконструкторов. Скорее всего, был пойман на «радикальных высказываниях» или с нелегальным «копаным» оружием — в те времена это была типовая схема вербовки. И именно в таком качестве пребывал в Приднестровье и Боснии.

Подтверждение того, что к выпуску он был уже завербован - чудесное перемещение с оружием через две страны, затем тихая служба в армии, где можно отсидеться перед тем, как по-новой внедриться в среду «добровольцев».

Какие были мотивы сотрудничать с КГБ у «имперского офицера»? Да те же самые — честолюбие, желание выделиться из своей среды принадлежностью к тайному и всесильному ордену...

После вербовки в 1996-м Гиркин якобы проходил «тесты и комиссии», ожидал решения 9 месяцев, после чего был зачислен в некое «оперативное подразделение центрального аппарата», где прослужил по 99-й.

Если принять в качестве рабочей версию о том что Гиркин был завербован еще в институте, то скорее всего в 1996-м он после выполнения ряда «секретных заданий» поменял статус с «внештатного» на штатного агента, прошел переподготовку и получил первичное офицерское звание. Девять месяцев — как раз срок обучения, после которого он и мог стать обладателем заветных лейтенантских звездочек.

Далее интересная нестыковка. По словам российского правозащитника Александра Черкасова, в 2001 году Гиркин служил в 45-м отдельном разведывательном полку ВДВ в окрестностях села Хаттуни Веденского района Чечни, что отчасти подтверждается и оговорками самого Гиркина. Да, безусловно, какие-то спецподразделения ФСБ могли работать в Чечне под прикрытием десантников или совместно с ними. Но более вероятным представляется, что Гиркин все это время находился с военными в тривиальном качестве «особиста».

Дмитрий Гордон, человек малообразованный, упорно величает Гиркина «кадровым офицером». Но кадровым он не мог быть по определению. Так называют тех, кто закончил профильное учебное заведение. «Кадровые» в КГБ-ФСБ это выпускники собственных вузов, таких как бывшая Высшая школа КГБ имени Дзержинского. Именно поэтому версия о том, что Гиркин уволился в звании «полковника ФСБ» представляется фантастической. Такую карьеру в спецслужбе не делают секретные агенты и «полевые» оперативники.

Где же Гиркин на самом деле служил с 1999 года и чем занимался?

По его словам — он «боец с терроризмом и бандподпольем». Интересный факт, на комплимент Гордона «Вы же белая кость!» он дает странный ответ. Мол, «белая кость» в ФСБ — это разведка, а он антитеррор. Но дело в том, что разведывательная служба в состав ФСБ не входит! В России, в отличие от Украины СВР - самостоятельная структура, и «полковник ФСБ» не мог бы об этом не знать.

Полное название соответствующей структуры центрального аппарата ФСБ - «Служба по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом». Допустим, три года, с 1996 по 1999-й, Гиркин служит (а скорее всего, работает) именно там. Оперативник - это не «спецназовец», Это внедренный в среду военных агент, «направленец», либо просто порученец при одном из отделов.

Это подтверждают его же слова о том, что в 1999 году он побывал в Румынии, «выполняя служебную задачу во время косовских событий». По логике событий - он то ли просто сопровождал туда начальство, как "знающий местность", то ли выполнял функцию курьера. В крайнем случае - передавал кого-то из своей агентуры, завербованной в Боснии, новому куратору.

И еще. «Задолго до увольнения как-то раз приносил документы Суркову в рабочий кабинет в Кремле, тот вышел лично и забрал». Но ведь просто перевезти бумаги с Лубянки в Кремль - это работа не руководителя, тем более «спецназовца», а порученца, курьера...

О псевдониме. Сам Гиркин якобы под именем Стрелкова ездил в Чечню в «длительные командировки» якобы его «пять лет все знали в Чечне» под этим именем. Но кто именно его знал? Документами прикрытия обеспечивают не боевых офицеров, а как раз действующих агентов.

В августе 1999 года специальные корреспонденты газеты «Завтра» Александр Бородай и Игорь Стрелков опубликовали репортаж из Кадарской зоны Дагестана о том, как спецназ МВД проводил зачистку нескольких сёл, где проживали ваххабиты. Офицеры ФСБ на оперативной работе, как вы понимаете, под именами прикрытия не публикуются. Да честно говоря, не публикуются вообще…

Об одной из операций по "поимке террориста" в Чечне Гиркин сам говорит, что был там «седьмая вода на киселе». Далее рассказывает, что зимой 2000 года, когда в Гудермес прилетал Путин, он якобы не получил наградной нож, который получили остальные, потому что был «на задании». Ладно, поверим. Но и в 2001 году — точно та же картина, все получили от Путина наградные часы, а Гиркин нет, «был на выезде»! А был ли мальчик вообще?

Далее опять предоставим слово самому Гиркину. С марта 2002 года он якобы перешел в управление ФСБ по чеченской республике, где служил два с половиной года, после чего вернулся в Москву, продолжал ездить в командировки до конца 2005 года. После этого «осел в Москве» и продолжал службу в центральном аппарате «в том управлении, где служил до Чечни».

Мое предположение. Гиркин действительно служил в ФСБ. Скорее всего, был доверенным лицом какого-то средней руки начальника в московском антитерроре (чаще всего это бывает вербовщик) и выполнял функции отчасти агента под прикрытием при контрактниках, отчасти «хозяйского глаза» среди своих. Почему так считаю? Антитеррористический спецназ во всем мире — товар штучный. Офицеры этих подразделений проходят одну и ту же подготовку, регулярно встречаются на огромном количестве совместных мероприятий. «Альфачи» бывшего СССР знают друг друга в лицо. Но Гиркин в этой среде никому не известен!

Далее вопрос с «настоящим полковником». Получив первичное офицерское звание в 1996 году (а из контекста скорее в 1998 или даже 1999-м) Гиркин, не будучи кадровым, должен был дослужиться до трех больших звездочек всего за 15 лет! Но в спецслужбах, где офицеров немного, за такой срок «вольнонаемные» и капитана-то не всегда получают.

Для перехода из младших в старшие офицеры требуется два года отучиться в соответствующей академии. Ни о какой учебе Гиркина неизвестно — по его же словам, он все это время пребывает в «горячих точках».

Кроме того, заместитель начальника отдела, даже в службе центрального подчинения — должность, ну никак не полковничья.

Сам Гиркин утверждает что он «полковник ФСБ в запасе с апреля 2013 года». Официально уволен «по реорганизации» - на самом деле якобы за то, что был «неугодным». «Личные конфликты с начальством, невосторженный образ мыслей» - простите, но при такой анкете у него изначально не было никаких шансов сделать кабинетную карьеру, какой там полковник!

Далее, противореча своим же словам, Гиркин говорит, что был «уволен вчистую, без права ношения формы» - то есть не в запас, а в отставку. Но любой офицер КГБ-СБУ-ФСБ, тем более полковник, увольняясь в запас, получает статус «офицера действующего резерва». «Подчистую без права ношения» в сорок пять лет можно вылететь из конторы только в двух случаях. Или по выслуге младшего офицера (как раз 15 лет), если тебя не хотят оставлять на службе, либо по состоянию здоровья. Думаю что путаная версия про «без права ношения» возникла у Гиркина по той простой причине, что никакой полковничьей формы у него нет и не было отродясь.

Кстати, не слишком ли часто у нас на протяжении всей карьеры Гиркина возникает версия со здоровьем?

Гиркин в ФСБ таки числился. Но в боевых частях не служил, а выполнял разные секретно-придворные поручения в штабной среде, может иногда принимал непосредственное участие в зачистках, занимая небольшую кабинетную должность. Был уволен максимум в звании капитана вследстие неадекватности поведения.

На единственной известной фотографии Гиркина в офицерской форме - погоны на нем капитанские, петлицы общевойсковые, а мундир сидит как на корове седло - это наводит на мысль, что он просто сфотографировался в чужом по реконструкторской привычке.

«Полковником ФСБ» он начал представляться уже в Крыму, где его толком никто не знал. Реальное ФСБ такой самозванец вполне устраивал. Спецслужбы любят нагнетать непонятку. Вероятно, решили - пусть надувает щеки, а в случае чего, от такого лже-полковника всегда можно легко откреститься.

В 2020 году, по его же словам и ряду моих закрытых источников, Игорь Гиркин живет в Москве на съемной квартире, не имеет автомобиля и пользуется общественным транспортом. Пенсия их полковника ФСБ, даже уволенного с волчьим билетом, вполне позволяет купить машину в кредит и оформить ипотеку. Так что, похоже, что наш «имперский офицер», рассказывая о своих званиях, таки врет, как сивый мерин...

Завершая обзор «докрымской карьеры» Гиркина, хочу обратить внимание на очень яркую оговорку в его интервью. «Я в первую очередь доброволец, и только во вторую - офицер ФСБ» - ну никогда не скажет так «кадровый» из конторы, даже выжитый или обиженный...

Гиркин Стрелков Сурков
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать

Комментарии