Семен Семенченко: Самое главное - на чьей чаше весов будет последний удар

Мустафа Найем пообщался с Семеном Семенченко, командиром добровольческого батальона "Донбасс" в эфире Громадського ТВ.

- Как вы себя чувствуете?

- Самочувствие нормальное.

- Чем вы занимаетесь сейчас в Киеве?

- В Киеве я сейчас делаю две вещи:

Первое - наши раненые бойцы, попавшие в плен, должны быть освобождены. Для этого у нас есть несколько путей, и мы используем их все. Есть путь, который использует ресурс власти - военной и гражданской - их каналы. Второй - это ресурс коммерческий - выкуп, обмен. Третий - это международные организации. Мы сейчас работаем по всем фронтам.

Во-вторых, мы хотим (мы - это командиры добровольческих батальонов, которые воевали под Иловайском), чтобы было проведено тщательное расследование этой трагедии; чтобы изменили правила игры, по которым играет наша армия и которые привели к этой трагедии (это важно не только как справедливое возмездие, это важно, чтобы победить). Сегодня мы встречались с президентом, сегодня мы встречались с председателем Верховной Рады, вчера встречались с премьер министром.

- Расскажи свою версию, что происходило там (под Иловайском) - от начала атаки и до сегодня?

- Можно "копнуть" вообще до начала. Откуда появился вообще Иловайск? На совещании с командующим сектора (сейчас это уже не секрет) четко определили план, по которому будет действовать армия - это глубокий охват, и донецкая группировка должна быть отсечена от всего остального - от Снежного, от Горловки, от Шахтерска. Этим должна была заниматься армия.

Поскольку армия "распыляет" свою пехоту по блокпостам, то добровольческие батальоны должны были заниматься городами при поддержке бронетехники. Это план, который был глобальным.

- Кто должен был идти в атаку? Добровольческие батальоны?

- Должна была идти в атаку армия - она блокировала города. Добровольческие батальоны должны были эти города - те, у которых есть тяжелая техника - брать штурмом, милицейские подразделения - заходить второй волной - и зачищать от уголовного элемента, от террористов, которые прячутся по подвалам с гранатометами.

С первых же дней стало понятно, что операция идет не так "гладко" - полного охвата не получилось.

Могли полностью отрезать Донецк дугой - через Иловайск, через Харцызск - от Шахтерска, Снежного. И через Ясиноватую соединиться с дугой и отрезать от Горловки. Стандартная ситуация - котел, который дробится на части.

Что такое добровольческие батальоны?
Добровольческие батальоны - это или батальоны милиции ("Азов", "Днепр", или Национальная гвардия, батальоны армии ("Айдар").

Но что такое добровольческие батальоны в принципе - это люди с активной позицией, люди, которые финансируются не из бюджета, а народом; люди, которые говорят о том, что они после войны они готовы принять участие в строительстве нового государства. Идейные, так называемые. Как говорят русские - "идейные". Мы позже коснемся этого, ибо цель уничтожить "идейных" звучала почти в каждых переговорах.

Из всего этого многообразия "Донбасс" является единственным штурмовым батальоном, поскольку до этого приняли совместно с бригадой ВСУ Лисичанск, Попасная, почти взятый Первомайск, но нас остановили и так и не отдали приказ. "Донбасс" показал себя, при всей поспешности в его формировании, высокомотивованым формированием, которое не бежит, которое реально готово входить и воевать. Не буду сейчас обманывать людей - много кто бегает, к сожалению.

- Какие батальоны принимали участие в этой операции?

- В этой операции принимали участие батальон "Донбасс", батальон "Шахтерск", батальон "Азов" и "Днепр". И должна была быть передана бронетехника ЗСУ.

Командиры батальонов собрались, был генерал Хомчак (командующий сектором) и генерал Яровой (заместитель министра внутренних дел, который курирует батальоны милиции). Это мы говорим о плане штурма. Он должен был быть в понедельник.

- Как я помню, атаку однажды отложили...

Давайте "копнем" глубже. Подтянули сначала наши четыре батальона до Иловайска для проведения разведки боем. Двумя колоннами мы отправились в город. "Шахтерск" вынужден был отойти. "Днепра", как я помню, тогда вообще не было в том районе. "Азов" остановили на половине дороги - "сковали" боем (тогда именно погиб муж Чорновил). Мы дошли до самого конца - мы дошли до города. После этого мы увидели, что нас не поддерживают...

- Много кто говорил, что "Шахтерск" и "Азов" просто вышли из боя...

- Я не буду это комментировать на этом этапе. Я не "многие". Я буду говорить о том, что чего имел отношение сам.

... Мы дошли до самого городе, одолели все огневые точки. "Азов" не дошел, потому что его сковали боем на половине дороги.

Когда мы поняли, что, во-первых, координации между нами нет, потому что связь глушат; что и информации, которую нам дала военная разведка, не соответствует действительности - там укрепрайон - и у нас тогда практически не было жертв - то необходимо отложить вход в город.

Тогда мы впервые столкнулись с диверсионно-разведывательной группой ИГРУ Российской Федераций (она работала между нами и "Азовом". Мы даже подумали, что мы друг в друга стреляем - они очень грамотно это делали. Они уничтожили двух моих заместителей: автобус возвращался обратно, остановились возле заминированного моста - увидели провода, которые свисали. Вышли парни - видят провода, видят взрывчатку. И в этот момент начали работать снайперы...

Я тогда уже говорил, что это начинается профессиональная война. Нас готовили против сепаратистов (такого же ополчение, как мы), а это уже работают элитные войска. И об нам сообщали точно такие же группы - противодиверсионные.

Было принято решение отойти. Потому что сил для подобного штурма точно недостаточно.

После этого - сообщение о том, что все прекрасно: сепаратисты уже бегут, артиллерия их разбила.

Мы высылаем разведку, проверяем данные, собираем совещание, определяем наряд сил и средств.

- Это уже вторая атака?

- Да. Вторая атака более подготовленная.

Я буду говорить только о подразделения "Днепр" (потому что они поддерживали с нами "локтевую связь") и "Донбасс".

О других подразделениях должны говорить командиры этих подразделений.

- Но они участвовали в этой атаке?

- Они принимали участие. Но, на сколько я понимаю, у "Азова" начались проблемы в их секторе. И поэтому вместо 200 человек, они прислали 30. Там были, очевидно, предвестники удара через Новоазовск, поэтому, чтобы отреагировать (это мое предположение) на вероятную атаку оттуда русских, они оставили там эти силы.

Так же вместо 200 человек прислал "Днепр" меньшее количество. "Шахтерск" не приехал вообще.

- Мы не совсем понимаем коммуникацию. Собирается Генштаб - вы садитесь, планируете атаку, все говорят: "Мы пришлем столько". А потом в атаку приезжает другое количество?

- Есть распространенная ошибка. Сейчас, когда конфликт между генералами и средним командным составом (открытый - с добровольцами, и скрытый - среди офицеров ВСУ), используют такие вещи как "Вы не координируетесь". Это неправда. Армия выполняет ведущую роль в разработке планов. Мы должны играть вспомогательную роль. На практике мы выполняем роль пехоты, потому что у нас высокомотивированные люди - они не бросают технику, они "идейные". Главное в планировании - командующий сектора. За ним последнее слово.

- Генерал Хомчак?

- Да. Генерал Хомчак.

Был приказ к этому сместить штурм на воскресенье. По разным причинам. Приказ поступил сверху. От кого - не знаю. А назначили его на понедельник.

"Донбасс" прибыл. Все остальные прибыть не смогли. Поэтому мы, пока было время, помогли военным. У нас обошлось без жертв. Зачистили пространство нескольких сел - проверили на диверсантов.

Наступил понедельник. Двумя колоннами мы должны были заходить в город. План был утвержден. И командующий сектора его одобрил. Это не наша инициатива.

- Атака началась не смотря на то, что сил и средств не хватало?

- Эти силы и средства должны были подойти позже, как нам объяснил генерал Хомчак.

Должны были участвовать в атаке 800 человек. 800 людей не было. Другие должны были подойти позже и ВСУшники подойдут позже.

Вам надо понимать, что на тот момент было вокруг Иловайска. Вокруг Иловайска стояли посты Вооруженных сил Украины. Что это такое? Просто вокруг города среди сепаратистов поставили поставили 4 блокпосты. Их обстреливают с разных сторон минометами, из автоматических гранатометов. Они отстреливаются. Совершенно отчаянные ребята. Бросили - "Отбивайтесь!" Ребята действительно отчаянные. Я горжусь, что со многими познакомился.

И когда мы прибыли в воскресенье, мы как раз познакомились с одним из таких блокпостов. Военные вообще не задают таких вопросов: хватает у них сил или нет.

По сути решение провести разведку боем, потому что сил нет. Что такое разведка боем? Доходим до первого укрепрайона, оказывается огневая точка, туда лупит артиллерия. Все. Они проявились - мы можем отойти спокойно и ждать, пока подойдет наряд сил.

- Когда вы поняли, что нет других сил, вы докладывали?

- Да. Доложили командующему Хомчуку. Все доложили своему руководству. Все доложили своему начальству. Я доложил руководителю Нацгвардии. Добровольческие батальоны милиции доложили министру внутренних дел. Хомчак, как я понимаю, доложил начальнику Генштаба.

Итак в тот день мы проводили именно разведку боем. Если силы подходят - нормально, если не подходят - мы не штурмуем.

Началась разведка боем. Так получилось, что в сложную ситуацию попал "Днепр" и мотострелки (нам передали боевые машины мотострелков). Они на внешних обводах попали на очень серьезную оборону. По ним начали лупить.

Нам, "Донбассу", удалось без потерь (в тот день вообще не было потерь) очень глубоким маневром зайти в город с тех сторон, где нас не ждали.

- Вас не удивили, что они вас пускают так просто?

- Они не "не пускают". Не надо думать о сепаратистов так разумно. Они привыкли к лобовым атакам. Нас не пускают. Мы зашли... Нас не могут пускать или не пускать. Мы в тыл, фактически, зашли. Мы зашли сразу с нескольких точек. Нас "запустить" не могут, потому что они фактически в тыл себе запускают. Вот представьте: вы сидите в обороне и стреляют туда, а мы в спину к ним заходим...
К сожалению, армия всегда атакует "в лоб", она почти не прибегает к уловкам. Мы первый раз попробовали маневр в Лисичанске и поняли, что военное дело - это искусство, которому надо учиться. И очень странно, что много людей, которые имеют академическое образование, до сих пор водят, как маршал Жуков, "в лоб".

Мы зашли и появилась возможность уничтожать их изнутри. Оборона начала трещать. Я доложил Хомчуку. К нам подошли мотострелки. Мы заняли практически половину города.

Город разделяет большое железнодорожное полотно - это большое ущелье вглубь, через ущелье мосты. Теперь нужно было завести войска, которые остались, внутрь и расстрелять просто все, что там осталось в той части города. Можно было взять город в тот же день.

В тот день не погиб ни один наш боец. Были потери среди "Азову" и мотострелков. Хомчак дал команду заводить мотострелков к нам.

Я принял решение, что мы делаем опорный пункт просто в городе. Утром ждем обещанные силы. И берем вторую половину города.

Конечно, бросилось в глаза, как напуганы и рады люди. Иловайск очень отличается от многих луганских городов. Это город, где люди настрадались. Мы в подвале школы увидели такие глаза, что не забудешь никогда - и детские, и женские, и мужские. Накормили их, успокоили, что теперь артиллерия лупить не будет...

- Эти люди радовались приходу украинцев или радовались тому, что может, наконец, наступить мир? Это важный момент.

- Знаете, пожалуй, были всякие. Мне хочется верить, что больше радовались приходу своих. Среди нас было много местных. Мы объяснили, что мы сами из Донбасса. Мы для них были и украинцы, и свои. Думаю, что больше радовались "своим".

Я же знаю эту ситуацию сначала. К падению Януковича о России не думал никто. Это все искусственно созданная ситуация.

Теперь видно, что большинство там - российская армия. И меньшинство - или маргиналы, или люди, которые потеряли своих близких, и мстят.

- Город разрушен?

- Город? Нет. Вспомните Славянск. Рассказывали всем, что он разрушен, а потом что?

Это все миф, что лупят по городу. Артиллерия работает по отдельных зданиях. Обычно, по тех зданиях, где размещены опорные пункты боевиков.

Например. Когда работает беспилотник, тогда вообще "красота" - нет случайных выстрелов вникуда, снаряд кладут правильно в огневую точку

...На следующее утро я доложил о ситуации. Снова сообщили, что подведут подкрепление. Приказ оставаться там. Снова не погиб ни один человек.

В город заходит "Днепр". Нашим путем. Остается вторая часть города, которую мы имели уже... Мотострелки уже были с нами (БМП, это сводная рота 93-й и 17-й бригады).

Мы сконцентрировали людей на мосту. Я дожен был лично (ибо это таки  атака, а не просто стояние на блокпосту) показать людям, что я иду первым. Что я отправляю их не умирать. Что я верю в результат. Тут меня и ранили. Берегу повезло - у него несколько осколков попали в бронежилет. В этот момент я сдал командование. У нас не было ни одной жертвы. Ни одной.

Эти все "товарищи" скрылись в норы, потому что "наглость - сторое счастье" и "наглость города берет". Мы встретили подкрепление - заезжали Камазы батальона "Восток" - они полностью были шальные - расстреляли. Заезжали Камазы" батальона "Оплот" с боекомплектом. Их расстреляли.

Город был на ладони. Заводь - бери.

Дальше все события я могу реконструировать лишь по докладам подчиненных. При чем эпизодическими.

- Что говорили в Генштабе?

- Во первых требовали "Быстрее! Быстрее!" (брать город - ред.). Но на эти требования никто особенно не подвергался. Потому что это не первое наше город. И мы понимали: если мы не спланируем, никто за нас не спланирует. Поэтому разведка - информация - если мы уверены, мы идем.

В городе были отдельные группы боевиков. Можно уже было работать и без подкрепления.

После этого в течение недели наши войска оставались без подкрепления. "Днепр" и "Донбасс" работали в городе. Был приказ находиться там. Мне приказ был от Нацгвардии, у "Днепра" - от МВД. На сколько я понимаю, все это время руководство МВД, как я потом выяснил, пыталось добиться от ВСУ, в которых были очень значительные силы в том районе, которые ничего не делали, завести туда подкрепление.

Неделю я не "поднимал (как это писали потом) истерик". Я лежал в больнице и пытался понять, чем я могу помочь своим подчиненным. С ними не было иногда связи.

Атаки прекратились. Наши отбили потом 4 танковые атаки. Мы их просто сожгли. Мы не батальон милиции, у нас есть тяжелое вооружение, у нас есть противотанковое оружие. Оттуда никто бы не вышел, потому что мы пришли освобождать свою землю. Если бы был приказ, мы бы вышли.

Приказ был там стоять там. Настроение людей был - брать город.

Кому передавать город - неизвестно, где подкрепление - неизвестно.

Когда прошла неделя, сепаратисты перестали беспокоить нас контактными атаками. Они поняли, что им здесь ничего не светит. Они видели, что люди не боятся, люди работают. Они начали работать по нас артиллерией, "Градами".

Сообщили, что подкрепление не подходит уже неделю, - я начал уже бить во все колокола и через Facebook. Не дождавшись подкрепления от ВСУ (я считаю, что это преступно, ибо эти силы там были). И прежде всего не батальоны милиции имеют штурмовать города.

[...] Мы свои задачи выполняли полностью.

- Что тебе объясняли? Почему нет подкрепления?

- Мне объясняли, что "те мудаки - не присылают"... [...] Скажем одно - помощи от ВСУ не было. Хотя в том районе, это не военная тайна, было больше 1000 людей свободных.

Ситуация абсолютно нормальная была: дайте команду вывести или мы сами выйдем.

Подкрепления присылают через неделю. Все абсолютно нормально и спокойно. Ну не удалось взять город. Мы закрепились, надо освобождать территорию.

Вы поймите. Все, что было до этого. Три города, который принимал "Донбасс", несколько городов, которые принимали ВСУ. Эта "мясорубка" под Саур-Могилой и в районе Айдара. И все остальное - это доблестное захвата оставленных сепаратистами позиций - и Славянск и Краматорск. Они почти всегда, когда чувствовали, что проигрывают, отходили.

А это уже реальный бой, который мог бы быть прообразом боя в Донецке, когда они не отходили. Это для них был ключик. Это для них "Кощеева смерть".

Почему так требовали его взяли? Это крупный железнодорожный узел. Если его берешь рядом Харцызск как на ладони. Берешь Харцызск - все. Они в котле.

Вспомните Славянск. Когда они оставили город? Когда закрыли Николаевку, последнюю линию снабжения. Никто в котле воевать не будет - не сумасшедшие.

Потом приходит подкрепление к нашим. Прекрасно. Все нормально. Никаких трагедий. Начинается зачистка города.

А дальше начинается самое интересное. Подкрепление приходит от МВД. Потому мы Нацгвардия - имеет отношение МВД, батальоны милицию - от МВД. Мы свои. Они видят - ВСУ подкрепление не присылает. Они снимали с определенных участков и пересылать к нам наших братьев, которые шли нам помогать.

- Здесь они просто не отправили помощь? Я по-человечески этого не понимаю.

Не воспринимайте это по-человечески. Это абсолютно бесчеловечные игры. Я уверен, что вам расскажут кучу причин, почему более 1000 человек там стояло с тяжелой военной техникой и нам на помощь не шли. Я не знаю. Это следственная комиссия должна разбираться.

- Когда происходит война, я президент, министр обороны, глава Генштаба, есть вы, есть руководитель сектора. Это люди, которые принимают решения. Кто из них не принял решение?

- Давайте я расскажу всю историю до конца и вы сами сделаете вывод, или поймете, для чего мы сегодня ходили к президенту...

Что происходит дальше? Пост Юрия Бутусова. Боевая тревога. Прорыв батальонной группы через Саур-могилу.

И он обрывает все телефоны...

- Откуда Бутусов это знает?

- От Хомчука.

- Руководитель сектора сообщает журналисту... Президенту он звонил?

- Думаю, что до этого он сообщил всем.

Во-вторых, это не секретная информация. Это не секретная информация. Это не передвижение наших войск. Это российское вторжение.

Но если уже дальше после сообщения о прорыве батальонной тактической группы, о которой 100% известно начальнику Генштаба (голову даю), журналист публикует пост об этом и что это вызов, и что на него надо срочно реагировать. Не надо паники, но... Его обвиняют в паникерстве.

Дальше мне дозвонились ребята и говорят, что у нас заканчиваются боеприпасы. Я начинаю звонить всем, кого могу достать.

Чтобы вы понимали ситуацию. Я не командую там. Там командует генерал. Все докладывается в Генеральный штаб. Я вижу, что ситуация не решается. Я стараюсь бить во все колокола. Я знаю, что сначала патронов у нас было на два дня (я не писал об этом нигде).

- Что тебе говорил министр обороны?

- Я не знаком с министром обороны. Точнее, знаком, к сожалению... Но это отдельный разговор.

Я звоню своему начальству (Нацгвардии), я пытался выйти на президента. Или надо ввести войска из города. Или нам надо сказать, кому город передать, потому что город фактически взят. Или как-то отреагировать на это вторжение.

Но мы себя спокойно чувствуем, потому что за нами артиллерия, а еще за нами несколько частей ВСУ.

- Вы думаете, что они там есть?

- А они там были. Наш тыл прикрыт.

Но ситуация бредовая. У нас город не принимают. Сколько можно там находиться? Нас в городе обстреливают. У нас заканчивается боекомплект.

После этого идет второй удар. Из-под Новоазовска заходят танки.

В Иловайске об этом все известно. Командующий сектора полностью правительственным и военным связью владеет всей ситуацией.

Конечно, можно было мне никуда не лезть. Мое дело - лежать под капельницей и читать книжки. Но это мои товарищи. И не важно, кто из какого батальона. Там уже были батальоны "Миротворец", "Свитязь", "Херсон", "Днепр", наши братья из ВСУ, которые вообще умирают, не задавая вопросов (это нас слушает общество...).

Там все. Идут уже два удара. Мне звонят ребята. "Что мы здесь делаем?" Приказ находиться там. Далее идет удар из Моспино.

Я понимаю, к чему идет. Приложив всем, кому можно, выслушав информацию, что "Так-так-так, хорошо". Помните, я собирал митинг под Генштабом...

- Под администрацией президента?

- Это не я собирал. Это бойцы дозвонились общественных активистов. Я не собирал, но я к нему присоединился.

Я лежу под капельницею, мне звонят и говорят: "Сейчас начнут громить администрацию президента". При чем не просто люди - провокаторы... Всем, кому не лень, полезли туда пиариться.

Я дважды выходил к телефону и говорил ,чем украинцы отличаются от москали. Люди прислушивались

Провокаторов там поймали. Предоставляли... Все прошло.

На следующий день Генштаб - та же история, снова держим провокаторов. И по сводкам АТО все прекрасно.

Я даже помню тот заголовок: "Истерики под Иловайском инспирированы ФСБ". То есть я, который сообщил всем, кому можно, сообщил, что у нас боекомплект заканчивается, и ребята, которые били во все колокола, - "подрабатывают агентами ФСБ". А те, кто нас туда завел, они, очевидно, патриоты Украины...

Что происходит дальше? А дальше уходят те, кто нам прикрывал тыл. Убегают! При чем Юрий Береза с пистолетом в руке останавливал начальника штаба [...].

Это история не секретная, что части просто тупо сбежали.

- Они бежали от чего? Их обстреливали? Их окружали?

- Я хочу сказать вещь, которая большинству наших зрителей не понравится. Я к этому пришел после двух месяцев пребывания там. Любая война на очень значительный процент (99-80) состоит из подлости, трусости, паники,  и может даже бардака.Не все, кто на фронте - герои.

Это зависит от офицеров, от мотивации, от ситуации. Любые войска могут и проявить максимум героизма, и поддаваться панике. Это очень сложная штука.

Так вот те войска, которые прикрывали нам тыл, отошли. Я сейчас не могу назвать номера номера частей. Я сейчас просто не помню.

Это не значит, что надо паниковать. Это правда. В любой войне есть окружение. Бывают победы и поражения. Самое главное - на чьей чаше весов будет последний удар.

Оставалась еще возможность выйти из того котла (это уже реконструировал потом) до 2 часов ночи. Нам даже никто не сообщил об уходе этих частей.

Никакой помощи не пришло, не смотря на все "истерики". АТО сообщало, что все прекрасно. А потом двойное кольцо окружения. После предупреждений от военных местного командования, от Хомчука, после постов журналистов, после моих докладов, после моих "истерик", как они говорят, - двойное кольцо окружения... Конкретная российская танковая бригада и российские десантники.

Мои ребята - "Сэнсэй" и "Дед" имели с ним дело как раз.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать

Комментарии