Кому-то очень не выгодно, чтобы Донбасс все-таки ощущал себя Украиной

Поезд «Киев-Константиновка» выглядит неухоженно и мрачно: вряд ли работники железной дороги подбирали вагоны по принципу «там и так сойдет». Но глядя на подъехавший состав, невольно начинаешь искать в обшивке пулевые отверстия или следы от осколков. А может, это кажется только пассажирам, которые ясно понимают: едут на войну. Между чужбиной и снарядами они окончательно выбирают последнее… Пишет Лидия Кващенко в репортаже для "Острова".

Татьяна с внуком Владиславом едут в Макеевку. Подросток на верхней полке не снимает наушников: видно, что ему совершенно не хочется слушать, как бабушка ворчит. Он кивает, реагируя на трижды повторенный вопрос: звонил ли он сегодня одноклассникам.

- И что? И ничего! Уже почти три месяца, как школа началась. Вернее, должна была начаться. В Киеве мы записаться даже не пытались, хотелось уже дома, в привычный класс. Нам же год всего остался – потом в техникум собираемся. Хотя наша школа, говорят, и не открывалась… - комментирует бабушка окружающим свой настойчивый вопрос, хотя ее об этом никто не спрашивает.

Поначалу в плацкартном вагоне, обычно гудящем, как улей, на удивление тихо. Люди переговариваются только с родными, не вступая в беседы с соседями по купе. Упаковывая необъятные сумки под сиденья, извиняются, что занимают свое и соседское место.

Говорить о том, куда едут, никому не хочется: новости пугают, об этом страшно не то, что беседовать, думать. Цел ли дом, живы ли соседи-знакомые… Кому-то, возможно, жутко и от другого: кто знает, каких взглядов тот молчаливый мужчина с усами на боковой полке? А вдруг потом вместе с ним блокпост проезжать? Женщина, которую на столичном вокзале провожал муж с ребенком, вдруг неожиданно ойкает, вертя в руках подарочный «Киевский торт» производства фирмы президента: вдруг поняла, что с таким провокационным подарком она вряд ли проедет в свою многострадальную Горловку. Подумав, она предлагает соседям по купе помочь избавиться от улики: детвора сбегается на сладости, а взрослые потихоньку начинают знакомиться.

В основном, говорят о том, откуда едут. Пожалуй, это единственное место во вселенной, где никто не спрашивает – почему? Все понимают – раз ты в этом поезде, ты принял непростое решение, миллион раз взвесив все за и против. И тебя уже не испугать. Потому что пуганые…

- Мы уехали в начале лета, когда стало ясно: спокойно не будет. Муж с нами бежать не смог: коммунальщиков не отпускали даже в отпуск. Если уезжаешь, считай, без работы остался. А мы просидели все лето на турбазе, пока деньги были, а холодов не было. Все, что на нас – из секонд хенда, раньше никогда не покупала, а теперь не до гордости. Мы, донецкие, друг друга теперь по запаху специфическому можем узнавать – вещи из этого магазина иногда и постирать было негде. Турбазу закрыли, нас из жалости целый месяц держали, пока Дашка не заболела. Попали в больницу, а там, сами понимаете, как без денег лечиться. Соседка по палате антибиотиками делилась. Почувствовали себя бомжами какими-то. Квартиру снимать не за что, да и как семью навсегда разделить? Поэтому решили – домой. Мы в Куйбышевском районе живем, стреляют там сильно, но надеемся, что уцелеем, - вздыхает совсем юная мама с трехлетней девочкой, которая всю дорогу продолжает кашлять.

Супруги лет 45-ти тортом не угощаются, но на общий стол выкладывают яблоки. Говорят: друзья, у которых жили, на дорогу дали. Свои, с дачи. На этой даче и отсиживались преподаватели вуза, пытаясь перебраться куда-то подальше от пылающей Ясиноватой. Не вышло – ничего подходящего не нашли, а трудовые книжки все еще лежат в вузе, который «освободили» от профессоров и студентов еще в июне. Да, говорят, вот такие мы привередливые: стропальщиками работать не можем. В чем их, кстати, поспешили обвинить в Центре занятости, куда супруги пришли в поисках работы.

- Такая массовая миграция населения не может проходить гладко, мы это понимаем. И не требовали ничего особенного, все лето искали и по друзьям-знакомым, и официально. Но вот совсем никак. А тут коллеги позвонили – говорят, начинаем работать. На каких условиях не знаю, но это хоть какие-то деньги. Едем с тяжелым сердцем – понимаем, что жить и работать будем вынуждены вопреки убеждениям. Но, выходит, иначе не получается, - как-то совсем обреченно говорит мужчина.

Часть вагона, постепенно включающаяся в беседу, сочувственно кивает: что такое остаться без работы здесь понимают все. Те, кому удалось зацепиться, ухватиться хоть за какую-то возможность зарабатывать, на этом поезде не едут. Как и те, у кого финансы позволяют о работе не думать хоть какое-то время. Они, в принципе, на поездах не ездят. Это об их донецкой любви к неоправданной роскоши любят кричать «ура-патриоты». Но за золоченные Бентли и хамство в элитных ресторанах отдуваются эти, замерзающие в насквозь продуваемом вагоне: тоже ведь «донецкие».

- «Донецким квартиру не сдаем!» - сколько раз каждый из нас услышал эту фразу? И заметьте, не только в столице, в которую, действительно, ломанулись все. А в самых затрапезных райцентрах, где раньше-то и туристов не видели никогда! Мы что, проклятые? А ведь мы сознательно не отправились в Россию, потому что считаем своей родиной Украину. И на референдумы не ходили, наоборот, на все проукраинские митинги в Донецке выходили. Но кто же сейчас об этом хочет слышать? Мы же сами виноваты, правда, в том, что не смогли побороть ментов продажных и титушек, засланных казаков и наркоманов с автоматами. Голыми руками – не смогли, - надрывно объясняет тот самый мужчина с усами с боковой полки, когда беседа уже переходит в более взрослый формат с согревающим эффектом.

Да, признают, что во всех этих общагах и лагерях, куда свезли всех убежавших от войны, пьют. По-черному пьют. И бывает, дерутся. И профессора, и сантехники, и не поверите – директора разных свечных заводиков, «национализированных» в малых городах Донбасса. Потому что страшно и беспросветно – ни работы, ни жилья, все, на что всю жизнь горбатился – прахом пошло. Уже бы и в батальон пошел, но жена в ноги падает – как ей на чужбине одной с детворой и больными стариками справляться?

- А что, - мы же все равно «быдло донбасское»! В девятиэтажке, где мы квартиру снимали, переселенцы были только я, программист, да жена-доктор. Но в лифтах, извините, гадили, конечно, «донецкие»- свои же такого делать не могут! – срывается на эмоции будущий папаша, которого вскоре уводит спать жена с аккуратным животиком месяцев на семь.

Потом споры стихают, потому что доказывать как бы нечего: все прекрасно понимают, что в этой беде каждый сам за себя. А еще – за того наглого донецкого парня в спортивных штанах, хамящего, ворующего и отстаивающего «русский мир», образ которого нарисовали жители (или, скорее, жителям) Украины.

С таким общим клеймом и его последствиями, а так же полным отсутствием реальной помощи от государства, которое именно они ни на что не променяли, многим, бежавшим из родных домов от насилия и смерти, оказалось жить невыносимо. И они, собрав свои пожитки, сели в этот поезд. Гордые и поникшие, озлобившиеся и отчаявшиеся, уставшие и обнадеженные, совершенно неидеализируемые. Донецкие.

В Константиновке, последней станции мирного Донбасса, предприимчивые перевозчики наперебой зазывают пассажиров. Они, с сумками на тачках-кравчучках, с птичьими и кошачьими клетками, с грудными детьми и бабушками на инвалидных колясках, едут в свои Горловки и Макеевки, едут под обстрел в Донецк или Торез. Потому что кому-то очень не выгодно, чтобы Донбасс все-таки ощущал себя Украиной.

Донбасс Украина
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)
13311 просмотров в октябре
Я рекомендую
Пока никто не рекомендует

Комментарии

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов

Происшествия
Сегодня, 16 октября, в 5:48 в Службу спасения поступила информация о том, что в Славянском районе Донецкой области на автодороге Киев-Довжанский, возле с. Малиновка, горит грузовой автомобиль ГАЗ 2705. На место происшествия немедленно выехали пожарные 6-го Государственного пожарно-спасательного отряда Главного управления. По прибытию на место вызова было установлено, что грузовой автомобиль полностью охвачен огнем. Сообщает ГУ ГСЧС в Донецкой области. Пожа...
Общество
Сегодня утром, 16 октября, на КПВВ на въезд и выезд находилось такое количество транспортных средств: «Майорск» - 40/40; «Марьинка» - 0/60; «Новотроицкое» - 30/50; «Гнутово» - 20/20, сообщает Государственная пограничная служба Украины.За минувшие сутки через КПВВ последовало 31,6 тысячи человек и 4,3 тысячи транспортных средств: «Майорск» - 7050 человек и 940 транспортных средств;«Марьинка» - 7335 человек и 1390 транспортных средств; «Новотроицкое» - 6000...
Происшествия
За прошедшие сутки, 15 октября, ситуация в районе проведения операции обострилась, однако оставалась полностью контролируемой Объединенными силами.Оккупанты 37 раз открывали огонь по позициям наших войск. Во время обстрелов 9 раз было применено вооружение, запрещенное минскими договоренностями.Так, за прошедшие сутки враг осуществлял обстрелы наших позиций в районе населенных пунктов Крымское, Екатериновка, Степное, Троицкое, Луганское, Светлодарск, Новолу...
Происшествия
В течение одного дня вооруженные формирования Российской Федерации обстреляли три населенных пункта в Донецкой области, разрушая жилые дома и объекты инфраструктуры13 октября 2018 боевиками Российской Федерации был осуществлен обстрел жилого сектора села Широкино. Сообщение об обстреле поступило в 19.05. На месте происшествия офицерами украинской стороны СЦКК было выяснено, что обстрел велся с 18.19 до 19.00 со стороны оккупированного населенного пункта С...
Происшествия
Сегодня, 15 октября, в 5.40, оккупанты пытались проверить на бдительность и прочность один из опорных пунктов Объединенных сил в районе Авдеевки. Две группы оккупантов будучи полностью уверенными, что скрыто выдвигаются к позициям наших войск, на самом деле только подошли на дальность эффективного ведения огня, сообщает Штаб ООС. Передвижения врага постоянно контролировалось наблюдателем Виталием Пархомовичем, дежурные огневые средства готовились к откры...
Происшествия
За прошедшие сутки, 14 октября, ситуация в районе проведения операции оставалась полностью контролируемой Объединенными силами.Российские оккупанты 23 раза открывали огонь по позициям наших войск. При этом враг 4 раза применял вооружение, запрещенное минскими договоренностями. Сообщает Штаб ООС.Противник вел прицельный огонь из минометов калибра 82 мм, гранатометов различных систем, крупнокалиберных пулеметов и стрелкового оружия.Российско-оккупационные во...
Происшествия
За прошедшие сутки, 13 октября, ситуация в районе проведения операции оставалась полностью контролируемой Объединенными силами.Оккупанты 26 раз открывали огонь по позициям наших войск. Во время обстрелов 10 раз было применено вооружение, запрещенное минскими договоренностями.Так, за прошедшие сутки враг осуществлял обстрелы наших позиций в районе населенных пунктов Крымское, Свободное Екатериновка, Степное, Троицкое, Светлодарск, Новолуганское, Красногоров...
Происшествия
С недавнего времени, в социальных сетях, с аккаунтов зарегистрированных в РФ, распространяется ряд пошаговых информационных фейковых вбросов с целью эскалации конфликта патриотов Украины с духовенством Святогорской Лавры Московского Патриархата. Согласно полученным данным, эта спецоперация РФ имеет свою конечную цель - попытка силового захвата Святогорской Лавры представителями национально-патриотическими движения Украины, что в свою очередь должно привест...
Происшествия
Сегодня, 13 октября, в небе над Лисичанском снова было обнаружено беспилотный летательный аппарат противника. Как сообщает Штаб ООС в 8.09 радиотехническими средствами обнаружена воздушная цель, предварительно идентифицирована как беспилотный летательный аппарат "Орлан-10", который находится на вооружении вооруженных сил Российской Федерации. Цель маневрировала, выполняя очевидно разведывательный полет по маршруту Лисичанск - Северодонецк. Сразу же дежур...